Портал боевых искуств

  • .

Как Победить Зеленого Берета

Медицинское Обследование Должно Быть Обязательной Составной Частью Любой Программы Физической И Боевой Подготовки

Медицинское обследование должно быть обязательной составной частью любой программы физической и боевой подготовки. Без использования де­тально разработанных и согласованных программ контроля невозможно выя­вить имеющиеся недостатки, трудности и слабые места. Тесты оказывают сти­мулирующее воздействие, давая человеку возможность сравнить свои абсолют­ные данные с контрольными цифрами других членов обследуемой группы.

Проверочные тесты проводятся с целью получения результатов, необходи­мых для уточнения методик тренировочного процесса и разработки конкретных программ развития физических способностей человека. В соревнованиях должны определяться сила, ловкость, выносливость, координация, скорость и приспособляемость. Ни одну из существующих систем классификацию нельзя принять за абсолютную — вновь устанавливаемые рекорды постоянно вносят в них коррективы.

Предлагаемые нормы не должны быть настолько завышены, чтобы казаться недосягаемыми, и в то же время не настолько занижены, чтобы отбивать инте­рес и желание к приложению усилий для их выполнения. Строгий контроль за проведением тестов очень много значит для точности определения конечных результатов.

Тестирование должно проводиться через равные промежутки времени в те­чение всего тренировочного цикла для получения данных, необходимых для объективной оценки достигнутых результатов. Надейтесь на их улучшение, пробуждение интереса и уверенности в своих силах.

Твердая уверенность в своих физических силах должна быть главной целью теста.

Физическая Подготовка Выживание И Рукопашный Бой В Армиях И Спецподразделениях Развитых Стран Мира

Физическая подготовка, выживание и рукопашный бой в армиях и спецподразделениях развитых стран мира

Начнем обзор физической подготовки в армиях мира с таблицы нормативов физической готовности для военнослужащих армии США. Таблица является своеобразным приложением к комплексу рукопашного боя, уже описанного мною в этой книге.

Старое На Службу Новому

Старое на службу новому

В этой главе речь пойдет о боевом искусстве в нашей стране, а так как тема поистине неисчерпаема, то мы ограничимся лишь несколькими примерами ис­пользования накопленного опыта при создании некоторых разработок УНИ- БОС сотрудниками нашей ассоциации[14] и научно-информационного центра «Здоровье народа». Для начала обратим свой взор на юг.

Множество тайн хранит в себе крымская земля. Много тайн хранят и люди, живущие на ней. Необычайно интересны полузабытые ритуалы и обычаи много­численных народов и народностей, населявших Крым. Некоторые из ритуалов так или иначе можно отнести к традиционным единоборствам, и именно они были спасены от забвения усилиями членов и добровольных помощников Меж­дународной ассоциации боевых искусств «Шоу Дао». Так, был сохранен для истории «каменный бой» села Аджимушкай — уникальное явление, сочетающее в себе искусство владения камнем и варварский ритуал массовых побоищ. Но ничто из человеческой истории не должно погибнуть, ибо последствия этого тяжки и непредсказуемы, в чем народы современного мира уже не раз убежда­лись на собственном опыте. А теперь прикоснемся к страницам истории.

Много веков назад начались разработки строительного камня на Крымском полуострове. Первоначально велись они открытым «клювачным» способом. Верхний слой рыхлой земли снимался вручную до известковых монолитных по­род, в которые по разметке вгонялись клинья. С их помощью от монолита отде­лялся пласт нужной величины, превращавшийся затем в плиту или блок, пред­назначенный для строительства. Впоследствии методы добычи стали совершен­ствоваться, открытый способ уступил место закрытому, благодаря которому и возник легендарный и таинственный мир каменоломен. С появлением же желез­ных пил разработка камня приобрела поистине промышленные масштабы и близлежащие к каменоломням селения все больше и больше стали обретать вид и статус промышленных зон.

В XVIII веке феодальный уклад вступил в противоречие с капитализмом. В местах разработки камня стали находить приют и убежище каторжники и крепо­стные, а также другой разношерстный и многонациональный пришлый люд. Из русских, французов, украинцев, итальянцев, греков, белорусов, караимов и лю­дей других национальностей стал складываться социум резчиков камня. Боль­шинство резчиков жило в «скалах» и называло себя скалянами. Скалами имено­вались монолиты известняка, в которых вырезались обширные ниши для жилья. Вход в жилье закладывался штучным камнем, затем вставлялись двери, а вместо оконных стекол использовался надутый бычий мочевой пузырь, способный про­пускать тусклый свет в каменное жилище.

Камень для скалян был самой жизнью. Он давал им хлеб, кров, служил ору­жием. Ведь именно с помощью камней зачастую решали споры, охотились на морских птиц, защищали свою честь и жизнь. Приблизительно в XVIII веке в се­лениях близ каменоломен появился народный обычай «воевать» камнями. В сути своей он аналогичен русским «кулачкам» — кулачным ритуальным боям.

Бои камнями проводились, как правило, в праздничные и выходные дни и служили своего рода кровавым развлечением. Пацаны-застрельщики, гостевой, пришлой, принадлежащие стороне, начинающей бой, вихрем врывались на улицы поселка «хозяев» и бросали камни во все, что могло разбиться, побуждая тем самым жителей к ответным действиям. Несколько «хозяев» легко отгоняли застрельщиков, но тем на помощь приходила первая волна «гостей» постарше и поопытнее. Самые умелые бойцы вступали в единоборство лишь в разгар сраже­ния, а то и ближе к его концу. Выигравшей считалась сторона, загонявшая про­тивника в его собственные жилища. Иногда бой заканчивался вничью, по обо­юдному согласию сторон. Бой мог происходить и на ничейной территории по предварительной договоренности, а мог начаться и рыцарской дуэлью лучших, за которой затаив дыхание следили обе стороны. Правила запрещали бросать камни (бить) в упавшего человека, старались не бить в голову, запрещались драки. Но, несмотря на эти запреты, варварская забава многих оставляла кале­ками, были и смертельные исходы. Один из участников и очевидцев боев Нико­лай Андреевич М. (фамилия не указана из этических соображений) вспоминает, с какой горечью переживали односельчане смерть красавца грека Кристофора, случайно убитого в одном из боев. К слову сказать, Кристофор ввязался в бой из­рядно захмелевшим, что, должно быть, также сыграло свою зловещую роль.

К концу XIX века и в начале XX «каменная забава» распространилась далеко за пределы каменоломен. Дрались не только скаляне и аджимушкайцы (пред­ставители северной и южной части поселка Аджимушкай), дрались между собой жители районов Керчи: Горки, Глинки, Завода… Они же, забыв распри, не раз объединялись в честолюбивой, но бесплодной надежде одержать победу над аджимушкайцами. Среди тех были исключительно опытные и искусные бойцы, которые в одиночку могли сдерживать натиск десятков человек. В памяти старо­жилов поселка до сих пор живут имена последних искусников каменного боя: Андрея Колесника, братьев Жуковых и многих других.

Владеющий искусством каменного боя умел послать камень весом от 50 до 300 граммов рукой (а иногда и самодельной пращой) точно в цель, удаленную на расстояние до 60 метров, а иногда и далее. Он мог также, практически стоя на ме­сте, оставаться неуязвимым под градом камней, для чего использовалась разно­образная, доведенная до совершенства техника, а иногда и нехитрые приспособ­ления.

Только передвижения (уклоны, повороты, прыжки, перекаты и т.д.) не могли гарантировать защиты от града прицельно посланных камней. Важную роль в отражении такого обстрела играла, например, плашка — небольшая ка­менная пластинка, используемая для отражения «снарядов» противника.

Камни отбивались брошенным навстречу им камнем, а также движением руки или ноги; могли быть пойманы на лету и отправлены по обратному адресу, для чего использовалось своеобразное дуговое движение рукой, позволяющее при ловле камня ослабить силу его удара о ладонь (сила разлагалась на соста­вляющие части). Для этого ладонь не только следовала по траектории полета камня чуть быстрее его скорости, но и уводила камень по дуге постепенно на свою траекторию, где и гасила остатки его ударной силы усилием мышц руки.

Камни делились по форме на «кругляш» (оптимальный камень, годящийся как для дальнего, так и для ближнего боя и имевший более других шансов быть точно посланным в цель); «кусок» (неправильной формы камень, успешнее при­менявшийся в ближнем бою); «плоскарь» (плоский камень, считающийся нена­дежным, так как в полете благодаря сопротивлению воздуха мог неожиданно из­менить траекторию, в результате чего становилось весьма проблематичным по­падание в цель[15]); плашка (камень, назначение которого уже было описано).

Различались камни и по размерам. Лучшим считался «кулачок», или «серед­няк» (средних размеров камень, удобно ложащийся в руку). «Малый», или «суха­рик» (маленький камень), чаще использовался как застрельный, или за неиме­нием других, более крупных. «Крупняк» (большой камень) использовался с нео­хотой да и то для ближнего боя.

Опытный боец в начале боя всегда имел при себе «горку» — несколько кам­ней, сложенных друг на друга и покоящихся в ложбинке между предплечьем сог­нутой в локте руки и туловищем. Наиболее опасными считались левши, так как у среднего бойца вырабатывалась привычка следить за движением тела и плеча правой руки, и если среди противников попадался левша, к его движениям труд­нее было приспособиться. Иногда, в качестве разносчиков камней, использова­лись подростки, но, как правило, в этом не было необходимости — уже через не­сколько секунд после начала баталии камней под ногами бойцов обеих стдрон валялось в изобилии.

Мастерами каменного боя были разработаны тактика и стратегия массовых битв, по всем канонам боевого искусства (окружение, атака с флангов, засады, ложные прорывы и т.д.), а также простейшие обманные действия (целишься в одного, бросаешь в другого, имитируешь броски с последующим реальным по­ражением цели и др.).

Итак, мы столкнулись с уникальным явлением, достойным подробного и кропотливого изучения не только исследователями единоборств, но и психоло­гами, социологами, а может быть даже и этнографами. При всей своей уникаль­ности это явление тем не менее — неотъемлемый фрагмент мозаичной кар­тинки, составленной и из других явлений подобного рода. Их изучением и зани­мается наша ассоциация. Они на первый взгляд не имеют общих корней, однако — это ветви одного и того же дерева, питающегося соками социальных потреб­ностей самых разнообразных групп людей. Поэтому при более внимательном исследовании становится понятным, каким образом фрагментами одной и той же картины могут стать благороднейшее искусство ушу и неуловимые мафиоз­ные образования, типа печально известной Триады; состязания борцов на на­циональных праздниках и кулачные побоища стенка на стенку, устраивавшиеся в России; соперничество школ восточного боевого искусства и отвратительные столкновения молодежных банд, типа «войны цветов» в США или городских группировок у нас в стране. Изучать эти явления необходимо, так как пришла пора отделять плевелы от зерен и начинать формировать социальные потребно­сти таким образом, чтобы они приносили пользу как самим людям, так и госу­дарству.

Общие закономерности развития боевого искусства выявляются при сопо­ставлении техник разного происхождения. Давайте познакомимся с некото­рыми тайнами «яиц каменной птицы» — грозного оружия воинов Шоу, принад­лежащего первоэлементу земля (камень).

Камень в Шоу Дао использовался не только как метательное оружие, но и как тренировочный снаряд, и как оружие, удерживаемое в руке. По мере описа­ния в статьях сборника различных элементов техники Шоу Дао будет, как пра­вило, упоминаться и об использовании этих элементов при работе с различными снарядами, в том числе и с камнем, а в этой книге вы познакомитесь лишь с осно­вами техники метания «каменных яиц»[16].

«Каменные яйца» делились в Шоу Дао на несколько категорий, некоторые из которых в принципе совпадали с классификацией аджимушкайцев[17]. Напри­мер, «кругляшу» в Шоу соответствовало «белое каменное яйцо», «плоскарю» — «черное каменное яйцо», «куску» — «красное каменное яйцо» и т.д. Но техника была уже намного сложнее.

При метании использовались четыре основные группы хватов камня: «не­бесный», «обезьяны* лапа», «пасть собаки», «летящая ласточка». При «небесном хвате» камень удерживался в руке лишь за счет собственной тяжести или сил, возникающих при ее участии. Эта группа способов подразделялась на части под названиями «парящая каменная птица» и «сидящая каменная птица».

При «сидящей каменной птице» камень удерживается за счет собственного веса, как бывает при метании тяжелых камней («яйцо семерых птиц») толчком. В таких случаях он просто лежит, например, на обращенной вверх ладони.

При «парящей каменной птице» камень удерживается за счет центробежной силы. Здесь рука совершает округлые движения со скоростью, достаточной для рождения силы, удерживающей камень. Бсть специальные формы (тао), посвя­щенные этой технике. Они вырабатывают навыки правильного движения (при­мер на рис. 154 — 176) при выполнении приемов с такими траекториями. Этот уникальный способ позволяет за счет возникновения специфических ощущений в мышцах в несколько раз ускорить и облегчить освоение техники, присущей тодько Шоу Дао.

При способах из группы «обезьянья лапа» камень охватывается всеми паль­цами, способы же отличаются друг от друга лишь глубиной погружения снаряда в кисть и силой хвата. Хваты типа «пасть собаки» предназначены для метания плоских камней и отличаются друг от друга количеством пальцев, участвующих в хвате. Наиболее часто употребляется бросок камня с опорой его края на указа­тельный палец и удерживанием с боков средним и большим.

Разнообразны броски с помощью хватов «летящая ласточка». Правда, в на­чальной фазе метания эти способы лишь с натяжкой можно отнести к настоя­щим хватам, как, впрочем, и большинство способов из группы «небесных». От­личаются же они от «небесных» в первую очередь продолжительностью кон­такта с «каменным яйцом», а вследствие этого и методом метания. Например, бросок со «спины летающей рыбы» означает метание камня, положенного на подъем стопы и пальцы ноги. А удар по подброшенному вверх камню этой же частью ноги относится уже к «летящей ласточке», а не к «небесным хватам», как предыдущий. Естественно, для исполнения бросков «каменных яиц» ударами по ним требуются хорошо закаленные ударные части. В Шоу Дао существуют способы метания камней и с помощью различных приспособлений — использо­вание этих специфических видов оружия определяется своей, весьма изощрен­ной техникой.

Мы же пока ознакомимся с метанием «каменных яиц» «обезьяньей лапой». Первая группа навыков — это метание на близкое расстояние — от одного до трех метров, когда бросок служит продолжением удара и является для противника полной неожиданностью. Такие приемы объединены в группу «длинная рука» и особенно эффективны в ближнем бою в комбинации с нанесением ударов зажа­тым в руке «каменным яйцом». При выполнении бросков этими способами не­обходима кратковременная четко выраженная остановка бросающей конечно­сти в сочетании с предельной концентрацией усилия, что зрительно роднит та­кие приемы Шоу Дао (где остановки практически отсутствуют) с некоторыми приемами ушу и каратэ.

Вторая группа — метание в более привычном всем нам стиле, но по не­сколько непривычным траекториям. Впрочем, в эту группу входит и обычный способ, с детства знакомый нам по игре в снежки. Кроме него, осваивается мета­ние в «волшебных» плоскостях «путей-кругов», о которых вы прочитаете в раз­делах сборника и книгах, посвященных технике Шоу Дао. Обучающийся осваи­вает метание: снизу, сверху, сбоку, наотмашь и от груди вперед; между ног, снизу от ноги одноименной и разноименной бросающей руке, от бока одного и другого, через плечо одноименное и разноименное с прогибом назад; сверху, снизу в горизонтальной плоскости, пересекая линию туловища или не пересекая ее, в бок и т.д. Эта группа называется «догоняя птицу в полете», и ее броски ис­пользуются на самые разные расстояния.

Отработка бросков всегда начинается с левой руки для правшей и с правой — для левшей. На первых порах 2/3 всех бросков выполняются более слабой рукой. В дальнейшем, по мере роста мастерства, разрыв в количестве повторений уменьшается до соотношения 3/5.

Камни первоначально бросают с расстояния 3-5 метров до цели в полную силу не более 5-6 раз подряд одним способом и по одной траектории. Однако об­щее количество бросков в день следует постепенно довести до 500. Лучше всего выполнять серии бросков чередующимися способами, доводя количество бро­сков до 100 за один подход. Между подходами должно пооходить не менее полу­часа. Занятия проводятся через день. Ноги во время упражнений должны быть полусогнуты таким образом, чтобы исполнитель стал ниже самого себя на го­лову. Тело — раскрепощено и напрягается лишь по мере необходимости. Поло­жение ног относительно цели все время меняется, чтобы не возникла вредная привычка попадать лишь при определенном их положении. Лучше всего непре­рывно двигаться, делать уклоны, повороты и приседания, приучая организм к нагрузке реального боя, и на этом фоне совершать броски.

С самого начала старайтесь бросать камни в полную силу. Во избежание травм локтей и растяжения мышц от непривычной нагрузки на первых порах ре­комендуется использовать мелкие камни, разминать и массировать мышцы и су­ставы, а после долгого перерыва в упражнениях обязательно снижать нагрузку.

При переходе на более тяжелые камни, увеличении числа бросков и расстоя­ния до цели в период первичной адаптации к новой нагрузке (около 9 трениро­вок) рекомендуется бинтовать локтевой, а в некоторых случаях и плечевой су­став эластичным бинтом. Сняв его, в конце тренировки надо сделать по 50 бро­сков каждой рукой камнями меньшей величины с более близкого расстояния. При увеличении расстояния до 20 метров и более период адаптации при мета­нии камней средней величины возрастает в 3-4 раза. После 18 первых тренировок в первую четверть каждого последующего занятия навеем протяжении оставше­гося адаптационного периода суставы не бинтуют.

Каждая 3-я тренировка должна быть посвящена имитации боя с использова­нием нескольких мишеней вокруг, в том числе и движущихся на разном расстоя­нии от вас. По мере приобретения навыков желательно проводить «бой с тенью» с применением приемов рукопашного боя и метания камней. Одним из секретов мастерства метания различных предметов и снарядов в Шоу Дао является упраж­нение-навык, носящее название «цепкая рука из воздуха». Составными частями этого навыка, объединенными в одно неразрывное целое, являются:

1. «Осознание цели» — специфическое ощущение, при котором поддержива­ется постоянная концентрация внимания на том участке цели, который необхо­димо поразить. Для концентрации внимания не обязательно смотреть на цель, главное ее чувствовать, а следовательно — точно знать, где она находится.

2. «Освобождение руки». Рука сама должна выбрать силу и траекторию дви­жения в рамках того способа метания, который определен сознанием. Этот про­цесс глубоко интуитивен и осуществляется автоматически — метающий как бы забывает о руке, сосредоточившись на цели. Навык «освобождения руки от мысли» формируется после 5 тысяч попаданий в цель определенным способом и с определенного расстояния, естественно, при соблюдении всех условий упраж­нения.

3. «Волшебный выдох». Медитативный процесс, в результате которого ме­таемый предмет приобретает воображаемый пульс. Пульс также распространя­ется в направлении воображаемого выдоха в руку в момент совершения дей­ствия. Воображаемый, но четко ощущаемый выдох должен «подхватить» ка­мень и принести его к цели. (О подобных процессах более подробно написано в статьях сборника о медитации[18]).

Параллельно с метанием камней необходимо практиковать метание удли­ненных, продолговатых и длинномерных предметов способами «длинной руки», не допуская оборота метаемого снаряда вокруг своей оси. О других же способах, а также о лечении травм мышц и суставов, иногда возникающих при метании, мы поговорим с желающими в приложениях к сборнику «Боевое искус­ство планеты», а также на его страницах.

Не правда ли, богатыл исходный материал для творчества. Взяв его за ос­нову, мы разработали уже несколько комплексов приемов метания и подготови­тельных упражнений для совершенствования навыков метания, предназначен­ных не только для разных целей и разных подразделений армии и правоохрани­тельных органов, но и для разного уровня подготовки бойцов УНИБОС. При этом практически в равной степени пригодилась как техника аджимушкайцев, так и способы метания, применявшиеся в Шоу Дао.

При создании УНИБОС использовался и богатейший опыт русского кулач­ного боя и различных национальных видов борьбы народов нашей страны, в том числе и малоизвестных. В основу же УНИБОС был положен самый ценный, на наш взгляд, опыт — опыт боевого самбо и его спортивного варианта.

Думаю, большинство читателей смутно представляют себе, что же такое боевое самбо. Попробуем дать небольшую справку.

Самбо — вид борьбы в одежде, созданный в нашей стране. Название образо­вано из первых трех букв слова «самозащита» и начальных букв слов «без ору­жия». Считается, что приемы самозащиты и нападения в нашей стране впервые стали изучаться в 1920 году.

Изучая и обобщая различные системы боя и национальные виды борьбы, це­лый ряд энтузиастов (Спиридонов В.А., Ощепков B.C., Галковский Н.М., Хар- лампиев А.А., Чумаков Е.М. и др.) создали систему самозащиты, которая впо­следствии стала называться самбо. Ее приемы изучали в армии, милиции, раз­ведке и использовали в рукопашном бою.

Официальным днем рождения борьбы вольного стиля, так самбо называ­лось раньше, является 16 ноября 1938 года, когда в комплекс норм ГТО II сту­пени, как зачетную норму, включили комплекс самозащиты и спортивную борьбу. Что такое спортивное самбо, ни для кого не секрет.

В приемы же боевого раздела входят:

— упражнения специальные и подготовительные;

—       задержание, связывание, доставление, обыск, снятие часового;

—       проверка документов;

—       удары и специальные приемы;

—       освобождение и ответные приемы на захваты и обхваты;

—       защита от ударов невооруженного и ответные приемы;

—       защита от нападения вооруженного и ответные приемы;

—       помощь и взаимопомощь;

—       приемы против попыток обезоружить;

—       броски, удержания и болевые приемы и т. д.

Считается, что основу боевого раздела составляют рычаги, узлы и дожимы. Остальные приемы — лишь обрамление для них.

Рычаги — это действия, связанные с перегибанием или скручиванием ко­нечностей в суставах в сторону, противоположную естественному сгибу.

Узлы — это действия, связанные с чрезмерным скручиванием и поворотом конечностей в суставах.

Дожимы — это действия по чрезмерному сгибанию конечностей в сторону естественного сгиба.

Большинство приемов комбинирует эти действия, атакуя несколько суста­вов одновременно.

Например, прием «рычаг руки внутрь» использует рычаг локтя, плеча и до- жим кисти. (Примеры различных приемов — на рис. 177 — 203.) В приемах боевого самбо гармонично слились бокс, фехтование и борьба.

Основной Комплекс Приемов Рукопашного Боя В Армии Сша

Основной комплекс приемов рукопашного боя в армии США. Простейшие контрприемы из Универсальной боевой системы (УНИБОС)

против основных атакующих действий комплекса.

Видит Бог, американцы — неплохие ребята. С ними можно приятно провести время, и я уверен в том, что любой житель нашей страны может отыскать себе в Штатах друга или даже нескольких. Но миром управляют политики, а полити­ками — социально-экономические течения, формируемые влиятельными людьми, всегда остающимися в тени. Кто знает, не столкнутся ли интересы на­ших держав завтра? И не схлестнутся ли в какой-нибудь третьей стране наши парни со специалистами, подготовленными по американским методам?

Цель этой главы — не только познакомить воинов нашей армии и тех, кому еще предстоит служить в ее рядах, с системой рукопашного боя, принятой на вооружение армией США, но и указать на необходимость изучения, хотя бы в минимальном объеме — УНИБОС, Универсальной боевой системы, разрабаты­ваемой научно-информационным центром «Здоровье народа», Международной ассоциацией боевых искусств «Шоу Дао» и рядом других организаций и ве­домств. Будут приведены и простейшие контрприемы из первой ступени УНИ­БОС, которые можно с успехом использовать против тех или иных действий описываемого американского комплекса.

Начнем, вопреки общепринятым нормам, с самого интересного — с сере­дины[6].

Важнейшим навыком для реального боя является умение использовать по­лучаемые преимущества до конца, в частности, закреплять успех ударами, в том числе и по упавшему сопернику. В описываемом комплексе особое внимание уделяется следующим ударам.

Рис. 26. Каблуком в солнечное сплетение.

Рис. 27. Носком в шею или голову.

Рис. 28. Каблуком по колену.

Рис. 29. По ложным ребрам или в область почек.

Рис. 30. Каблуком по центру спины.

Рис. 31. В пах.

Следующая группа ударов предназначена для воздействия на противника, стоя перед ним.

Рис. 32. Удар ребром ладони между верхней губой и носом. Что касается ри­сунка, то удар изображен абсолютно неправильно, начиная от места соприкосно­вения и кончая самим положением (формой) атакующей руки. Но мы за амери­канского художника не в ответе. Рисунки, повторюсь, выполнены максимально приближенно к оригиналу.

Рис. 33. В область почек ребрами ладоней (рисунок, как и предыдущий, оста­вляет желать лучшего).

Рис. 34. Удар по голени (изучается, как равнозначный вариант, и удар каблу­ком по колену).

Рис. 35. Удар ребром ладони между глаз, чуть выше переносицы (рисунок не­точный).

Рис. 36. Удар зоной между большим и указательным пальцами чуть выше «адамова яблока».

Рис. 37. Удар кулаком или согнутыми пальцами в область солнечного спле­тения может сопровождаться ударом колена в пах.

Броски — неотъемлемая часть реального поединка, несмотря на то, что их порой сложно бывает провести. Только комплексное использование всех групп приемов может привести к победе. Что же касается описываемого комплекса, то «бросковая» техника в нем представлена следующими приемами.

Рис. 38 — 41. Хорошо знаком самбистам обхват. В бою проводится, как пра­вило, с ударом.

Рис. 42 — 45. Передняя подножка. Прием требует филигранной техники и скорости исполнения. Интересна концовка: фиксация соперника коленями и ры­чаг локтя через бедро (рисунки оставляют желать лучшего).

Рис. 46 — 48. Бросок через бедро с фиксацией коленом и рычагом локтя. Ак­тивное надавливание коленом, локтем, тазом и т.д. при падении на противника порой заменяет дюжину ударов. Отсюда делайте еще один вывод: на трениров­ках не доводите дело до травм. Не опирайтесь и не падайте на партнера со всего маха, а лишь имитируйте это действие, чуть касаясь его тела.

Рис. 49 — 51. Бросок через плечо с завершающим ударом по шее. Контрдей­ствия при атаках разного рода спереди не блещут изысканностью и разнообра­зием, но достаточно эффективны.

Против попытки захвата ног, а значит, и последующего броска применяется удар коленом часто со встречным движением рук, воздействующих на голову атакующего (рис. 52).

На рис. 53 — 54 показан способ противодействия низкому захвату. Обратите внимание на применение болевого приема.

Воздействие на шейные позвонки не только ударами, но и поворотами го­ловы различными способами — крайне опасно. Помните об этом на тренировках. На рис. 55 — 56 вы видите одно из таких воздействий, позволяющее освобо­диться от захвата ноги.

На рис. 57 — 58 показано освобождение от обхвата туловища поверх рук. Для того чтобы ударить коленом, приходится воздействовать на пах соперника, от­жимая его от себя. Действие может проводиться, кроме кулаков, большими пальцами. Кстати, если у вас нет возможности вырватъся из плотного захвата по­верх рук с помощью ударов, то отожмите противника подбородком, воздействуя на волосистую часть головы или лицо, а затем захватите его половые органы (прием из первой ступени УНИБОС).

Захват туловища под руками довольно-таки глупое действие, так как откры­вает возможность атакованному беспрепятственно наносить удары руками и но­гами (ведь руки атакующего заняты), отжимать атакующего прочь, давя на бо­лезненные зоны, а также душигь, и все это в комплексе с последующими бро­сками и другими действиями.

Рис. 59 — 61. Тем не менее бывают ситуации, когда проведение такого захвата достаточно эффективно. Внимание! Удушения — опасные приемы и не терпят баловства. Соблюдайте осторожность при тренировках.

Удушение двумя руками спереди может быть выполнено мгновенно челове­ком, знающим правильную технику (приемы повышенной эффективности включены в УНИБОС в закрытые разделы для спецподразделений, вошел туда и ряд удушений). Но если атакующий промедлил, то он оказывается в незавидной ситуации. И в первую очередь защищающийся может воздействовать на глаза. На рис. 62 — 67 способы освобождения от удушения из комплекса.

Против ударов ног в комплекс включены следующие приемы.

Рис. 68 — 70. Бросок с захватом ноги против удара коленом (захват снизу).

Рис. 71 — 74. Против удара ногой — узел стопы с последующим ущемлением икроножной мышцы. В дополнение могут быть использованы: в середине —бро­ски и удары, в конце — удушения, удары каской и т.д.

Противоборство на земле описано в учебнике, представляющем комплекс в общих фразах. Внимание уделено лишь действиям, изображенным на рис. 75 — 78. Вскользь оговорено воздействие захватом на кожу и мышцы плеч, а также упомянуто об ударах лицом о землю.

Глава 2

«—- ►

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Глава 2

Атаки сзади представлены на рис. 79 — 85. Используются захваты за уши, удары коленом в копчик и т.д.

Атакующие удушающие действия изображены на рис. 86 — 91.

Еще раз предупреждаем о соблюдении дзюдоистских и самбистских мето­дов страховки. Об удушающих мы еще будем говорить на страницах нашего журнала. За консультацией вы можете также обратиться в ближайшую секцию дзюдо.

Против атак сзади в комплексе рекомендуются следующие приемы.

Рис. 92 —100. При захвате сзади под руками. К сведению: на рис. 97 бросок об­ратным захватом ног.

Рис. 101 — 105. При захвате полным нельсоном («двойным»).

Рис. 106 — 115. При удушении предплечьем сзади.

«Снятие» часовых относится в комплексе к приемам «повышенного» типа. Приемы представлены на рис. 116 — 129.

Против ударов ножом используются приемы, изображенные на рис. 130 — 141. Все они заканчиваются вонзанием острия в тело атакующего. Стоит ли чита­теля еще раз предупреждать об осторожности на тренировках и об обязательном наличии специнвентаря? Резинового ножа с закругленным концом, щитков на предплечьях и голенях и т.д.

Вот вы и познакомились с арсеналом приемов рукопашного боя военнослу­жащих армии США. «Мясо съедено, давайте обгладывать косточки». Это заня­тие займет у нас больше времени, чем сама еда. На этот раз начнем с конца. Приемы комплекса, применяемые против ударов ножом, за исключением узла руки наверху, практически неизвестны подавляющему большинству инструкто­ров рукопашного боя в нашей стране. Быть может, сказалась тенденция отбора контрприемов боевого самбо против холодного оружия, в первую очередь на­правленных на обезоруживание противника, с возможным последующим задер­жанием. Такого рода приемы применимы скорее в практике правоохранитель­ных органов, чем при армейской подготовке, подразумевающей встречный ру­копашный бой на уничтожение. Приемы же «против ножа» из комплекса (несмо­тря на схематичность изложения очень высокоэффективны в боевой обстановке, особенно при формировании ряда навыков, о которых в учебнике не сказано ни слова, но которые; возможно, нащупываются интуитивно во время обучения и не без помощи инструктора (тренировка этих навыков разнообразна в УБС (УНИБОС), и мы еще будем с ней знакомить читателей нашего сборника).

Война в Корее показала всю неподготовленность армии США к ведению боевых действий. Было обращено внимание и на слабую физическую подго­товку личного состава, и на незнание приемов в рукопашной. Именно тогда спецслужбы стали проявлять повышенный интерес к восточным единобор­ствам, в частности, к боевым искусствам Кореи. Скорее всего описанная группа приемов заимствована оттуда, так как между боевыми кланами средневековья Китая и Кореи существовал естественный обмен техникой боя, а описанные приемы использовались в таинственных и малоизвестных стилях боя Китая. Од­ним из наиболее эффективных да к тому же малоизвестных был семейный[7] стиль клана Шоу Дао. Волею судьбы я оказался первым европейцем, освоившим основы этого стиля. Так вот, в упомянутом стиле приемы, подобные изложен­ным в руководстве, объединены в своеобразные комплексы «Идя по следу» и «Идя по следу, сокращаю путь». Об этих и других комплексах написано в одной из моих книг «Кунг-фу. Путь к бессмертию», изданной в 1990 году в Свердловске («Лита» с ОТО «Искатель»).

На рис. 142 — 144 изображены приемы, по сути своей аналогичные описан­ным в американском учебнике. Высшее мастерство при выполнении этих прие­мов заключается в умении небольшим усилием направить всю силу удара в са­мого атакующего. То есть поразить его его же оружием. Такие приемы объеди­нены в комплекс «Идя по следу». Если же у бойца технический уровень пониже, то он в своем арсенале использует более легкие приемы, «сокращая путь», но за­трачивая на это гораздо больше усилий и выполняя много дополнительных дей­ствий. Но тем не менее, несмотря на кажущиеся усложнения и силовое исполне­ние приемов последней группы, кстати, наиболее близких приемам из ком­плекса, освоить их гораздо легче. (Что поделаешь, на таких противоречиях строится весь мир.) Гораздо труднее противостоять этим приемам, если вы, во- первых, никогда не встречались с подобной техникой, тем более направленной против вас, и, во-вторых, не знаете, как ей противостоять. Самая простейшая контрмера — остановить свободной собственную руку, после чего выполнить це­лый ряд действий сцепленными руками (освобождение от захватов, удары, бро­ски, иногда болевые и, наконец, завершающая атака оружием). В ряде случаев бывает целесообразно применить уклонения от линии атаки, а порою даже паде­ния или кувырки. Простое, не подкрепленное действием, сопротивление руки не поможет. Очень важно научиться направлять усилие противника в сторону от цели, используя часть его же силы. Атака с целью поразить вас вашим же ору­жием может быть проведена не только в «стойке», но и тогда, когда вы находи­тесь в самом неожиданном положении: лежа, стоя на коленях и т.д. Характер­ными ошибками атакующего ножом являются: слишком явное сосредоточение на атаке (к тому же чересчур откровенной, прямолинейной и подкрепленной лишь простейшими обманными действиями), не использование возможностей для ударов (рукояткой, руками, ногами) и других технических действий; боязнь собственного оружия (чаще подсознательная и вызванная неумением с ним об­ращаться); чересчур большое удаление оружия от тела, слишком широкие за­махи, чрезмерный подъем или опускание вооруженной руки, неправильная ма­нера ведения боя и т.д. Указав на узловые моменты в целом, приведу и конкрет­ные примеры противодействия: рис. 134 — 141 по фазам: против приема на фазе рис. 134 удар ногой в колено или по голени, движение лезвием к себе в сто­рону, поворачивая кисть наружу и атакуя руку и по возможности грудь, в это же время вторая рука может перехватывать руку противника, проводившую защиту движением от себя, как бы снимая препятствие и освобождая пространство для атаки. Может также выполнять контроль и защиту и атаковать в благоприятной ситуации.

На фазе рис. 140 можно нанести сильный удар костяшками пальцев или ку­лака по обратной стороне кисти (по поперечной центральной линии) по возмож­ности с ударом ноги в пах, колено и т.д. После этого, если противник не бросил захват, захватить свою руку в районе предплечья и рывком двух рук освобо­диться, препятствуя одновременно попытке приблизить лезвие к вам. Кстати, уже в момент нанесения удара по кисти противника должен осуществляться кон- такт-контроль над собственным предплечьем. Гораздо менее осторожное дей­ствие — пытаться сбить захват за пальцы ударом по предплечью противника сверху изнутри. Пассивная защита, захват за предплечье своей руки, обязательно должна быть дополнена активными действиями, проводимыми ногами, тулови­щем, головой.

На фазе рис. 141, вернее за мгновение до того, как нож вошел в вас, опять же можно препятствовать движению своей руки. Более опытный боец может, захва­тив кисть противника, снять захват или, начав выполнение болевого на кисть, за­вершить атаку ножом. Не спешите падать и перекатываться через плечо. Это крайний выход, но вы должны уметь выполнить кувырок быстро и в любых усло­виях.

Теперь о рисунках 136 — 138. На фазе рис. 136 целесообразно отдернуть руку, препятствуя захвату. Не помешают уклоны и удар ногой. За мгновенье до фазы рис. 137 вы можете успеть сорвать захват, выворачивая кисть противника разнои­менной рукой, сделав «кошачье» движение между руками противника пред­плечьем своей руки, сбив захват, предплечьем и кистью; провернуться вокруг своей оси, поднырнув под собственную руку, но обязательно другой рукой пре­пятствуя возможному приближению к себе собственной руки с оружием.

На фазе рис. 137 целесообразно захватить собственную кисть даже поверх кисти противника, нанося одновременно удар ногой в пах или лицо и падая на бок. В этот же момент часто удается захватить зубами пальцы или другую часть кисти противника. Это дает вам ряд преимуществ и позволяет провести множе­ство приемов, о некоторых из которых вы еще прочтете в журнале. Фаза рис. 138 должна быть насыщена отчаянной борьбой. Надо выработать привычку не допу­скать фиксации вашего тела коленом противника. Этому вы можете препятство­вать группировкой тела, коленями и локтями. Ваша свободная рука опять же фиксирует вооруженную. Дальней от противника ногой (разноименной захва­ченной вашей руке) можно зацепить противника за шею и откинуть его. Можно, направив усилие противника мимо себя, на миг освободить от борьбы невоору­женную руку и атаковать его глаза и т.д. Рис. 133 —135 подпадают под уже сказан­ное. Интереснее разобрать ситуацию на рис. 130 — 132. В фазе рис. 130 возможны не только различные обходы[8] руки, препятствующей атаке, но и удары ногой по ноге и в пах, удары рукой, отвод проводящей защиту руки — невооруженной ру­кой и т.д. Фаза рис. 131 — переломный момент в исполнении приема. В этой фазе атакующему очень важно быть чуть наклоненным вперед, на полусогнутых но­рах. Нужно уметь вовремя смещаться чуть влево, напрягая и чуть выпрямляя руку, одновременно поворачиваясь по часовой стрелке вокруг собственной оси и поворачивая вооруженную руку ладонью вниз (имитируя атаку рукояткой, в то время, как лезвие грозит поранить препятствующую движению руку против­ника). Нужно вовремя уметь перехватить оружие в свободную руку, а также ни­когда не упускать возможности атаковать ногами или свободной рукой. В поло­жении, изображенном на рисунке, защищаемуся очень легко провести узел руки наверху, идентичный изображенному на рис. 132. Выполняя резкое подрубаю­щее ударное движение, воздействующее на болевые точки в районе локтевого сгиба и оказывая давление вооруженной рукой на руку противника (между лез­вием и предплечьем), вы и проводите этот прием. В дополнение часто приме­няют воздействие локтем в область лица, часто в комбинации с задней поднож­кой, обхватом, наступлением на ногу. За мгновенье до фазы рис. 132, чтобы уйти от болевого приема, можно провернуться вокруг своей оси, как бы поддаваясь давлению противника, но опережая его действия (с принципами, лежащими в основе подобных приемов, мы еще познакомимся и научимся использовать их в бою и на тренировках), можно выполнить контрприем броском или ударом (о контрприемах с более сложной техникой использования поговорим отдельно), можно попытаться распрямить руку, направляя усилие между рук противника и при необходимости помогая себе свободной рукой. Даже после падения на землю остается множество способов продолжения борьбы. Часть из них уже упоминалась в статье и часть еще предстоит изучить в соответствующих разде­лах нашего журнала (помните, что журнал рассчитан не на один год и очень на­сыщен информацией. Не откладывайте изучение его материалов в долгий ящик).

Чтобы не стать беззащитной жертвой, стоя на посту, часовой должен многое знать и уметь. Отдельно теме «часовой на посту» может быть посвящена не одна книга. Что же касается приемов из комплекса, то против них следует выработать целый ряд навыков, большинство из которых связаны с таким явлением, как кон- такт-контроль. Нужно выработать и навыки опережающего падения, нанесения ударов руками и ногами, а также, конечно, автоматом, за спину. Очень важно уметь переносить боль, ощущать тревогу (чувствовать взгляд) перед нападе­нием, издавать специальные крики, шокирующие нападающего, различать лож­ные шумы. Что же касается приемов на рис. 127 — 129, то сначала необходимо на­работать привычку защищаться согнутой в локте рукой, перекрывая все возмож­ные зоны для атаки и препятствуя удару. Необходимо сразу же выполнять воз­можные контрдействия и начинать следить (частично глазами, частично чув­ствуя телом) за действиями нападающего.

На разных фазах приема, изображенного на рис. 124 — 126, можно применить проворот тела вокруг своей оси, естественно, как и другие контрдействия, сопро­вождаемый ударами и иногда другими приемами (например, снятие с каски руки и воздействие на нее болевым приемом), укус руки, давящей в спину, с после­дующей фиксацией ее зубами и т.д. После проворота необходимо сразу же всту­пать в бой, используя весь свой арсенал приемов, фоном для которых служат молниеносные, но невысокие удары ногами в самые уязвимые места. (Руки в это время, как правило, заняты более сложной работой.) Следует учитывать, что на­личие в руках автомата резко увеличивает возможности защититься от нападе­ния. Но вопросы применения автомата в рукопашном бою — это тема отдель­ного разговора.

Прием на рисунках 120 — 123 требует от подвергшегося нападению прежде всего умения противостоять удушению. Специальное напряжение мышц шеи и прижимание языка, выгнутого дугой вверх к мягкому небу, затруднит задачу противника и существенно увеличит время борьбы, даже если вы больше ничего не будете делать.

Вжимая голову в плечи и чуть поворачивая ее, чтобы уберечь от прямого воз­действия кадык, вы одновременно делаете проворот вокруг своей оси, что сразу же лишает противника полученного преимущества. Можно успешно поражать противника ударами рук через плечо назад. Бывают случаи, когда можно приме­нить и ноги. На фазе рис. 122 целесообразно сбить упирающуюся в спину ногу, проворачиваясь в ее сторону и работая локтем. Часто удается сделать бросок с захватом ноги.

В фазе рис. 123, кроме ударов ногами в лицо, можно провести болевые воз­действия на руку либо на кисть, на пальцы. Иногда бывает целесообразно проло­жить свою кисть между шнуром и горлом. Заводить руки с целью ослабить дав­ление, снять петлю и ослабить захват, лучше всего сверху, забрасывая их ударом за голову, а затем разжав ладони, вести их от затылка из-за ушей, отжимая руки противника и шнур. (Удушение и сопротивление ему отрабатывайте очень осто­рожно.) Против приемов на рис. 116—119 применимы довольно простые кон­трмеры. Это и мгновенный разворот с круговым движением прямой руки, од­ноименной руке противника, схватившей воротник[9] (движение не только отбра­сывает, но часто и сковывает руки противника, оставляя беззащитным перед уда­ром второй руки), и резкий уход вниз и вперед с подниманием рук вверх и ударом ноги назад или сбиванием захватов с полуоборотом туловища предплечьем руки. Это и захваты за половые органы, удары в падении, удары локтем назад с перехватыванием каски и многое-многое другое. Освобождение от захватов — интереснейшая тема для разговора. Практически она затрагивает целый спектр вопросов, в частности: как правильно осуществить захват? Как использовать преимущество захвата? Когда выгодно и когда невыгодно освобождаться от зах­вата или осуществлять его? И т.д. Техника освобождения от захватов в УНИ- БОС, а также техника исполнения захватов базируется на принципах Шоу Дао[10], естественно, адаптированных для целей и требований новой системы. Обучение проводится на их базе, так как, осознав принцип, обучающийся начинает приме­нять его в различных ситуациях, используя для этого уже знакомую ему технику. Но в данном случае статья носит обзорный характер и поэтому не буду отда­ляться от конкретного материала. В комплексе присутствуют освобождение от захватов и почему-то те, которые в принципе в большинстве ситуаций просто не­целесообразно применять. В реальной схватке легче и проще бывает нанести ошеломляющий удар, подкрепленный в случае необходимости выведением из равновесия или болевым, а то и удушающим приемом, а не хватать противника за туловище, тем более под руками, или сковывать его движения «двойным нельсоном». Применение подобных захватов должно быть оправдано всем хо­дом последующих действий. Кстати, при применении «двойного нельсона» не­обходимо с самого начала ограничить возможности противника для защиты. Сильно давить на затылок (ни в коем случае не сплетая пальцы рук), препятство­вать проскальзыванию тела противника с вытянутыми руками вниз. Прижимать лицо (в случае попытки захваченного ударить руками назад вверх за спину) к спине соперника, не давать согнуться вперед и в случае необходимости смягчать поднятием плечей движение захваченного, при его попытке ударить костяш­ками пальцев по вашим ребрам, ногами следует контролировать удары ног по ногам, прижимая ту или иную другую часть ноги к ноге, занесенной для удара, или уводя из-под удара путем резкого подъема со сгибанием в колене атакован­ную ногу. Следует также и достаточно сильно напрягать пальцы рук и не расто­пыривать их во избежание захвата пальцев. Почти все из сказанного касается и обхвата противника сзади с руками. Только в данном случае следует опасаться в первую очередь банального захвата половых органов. Что же касается захвата под руками, то, если вы сильны как Илья Муромец, сожмите соперника что есть силы и бросьте бездыханное тело оземь. А если шутки в сторону, то не удержи­вайте подобный захват слишком долго, так как это может грозить вам кучей не­приятностей. Слишком много свободы выбора у вашего соперника, слишком скованы ваши движения. Всего лишь резкого удара костяшками пальцев по об­ратной стороне вашей кисти достаточно для того, чтобы освободиться от зах­вата да еще и снизить вашу боеспособность. Если же вам все-таки нравится ис­пользовать в своих приемах этот захват, то хотя бы учтите все вышесказанное. Понимать механику захватов, скрытые механизмы, действующие в момент боя, для бойцов исключительно важно. Взять, к примеру, захваты за уши. Хотя их су­ществует множество разновидностей, но основано их действие всего на несколь­ких фактах: максимальная боль наступает при отрывающем движении вниз;

сильная — при аналогичном движении вверх, а также при отрывающем смеще­нии вперед; минимальное болевое ощущение испытывается при смещении ушей назад (значит, именно в этом направлении лучше всего срывать захват); ушная раковина легче удерживается полусогнутыми пальцами, осуществляю­щими встречное давление «в замок», то есть с небольшим перегибом ушной ра­ковины и т.д. и т.п. Знание этих свойств и скрытых механизмов позволяет не только успешно осуществлять захваты, но и препятствовать как самому захвату, так и приемам, проводимым с его помощью. Так, например, при загибе руки за спину в силовом исполнении, чтобы воспрепятствовать исполнению приема, порой достаточно изменить угол атакуемой руки относительно направления приложенных усилий, а то и просто прижать ладонь к телу. Точно так же суще­ствует множество уловок, препятствующих загибу руки за спину, когда атакую­щий сидит на спине лежащего атакуемого. Это и укус за кисть руки, проводящей захват (как правило, атакуется кисть со стороны большого пальца, а также запя­стье. Укус проводится заведением зубов сбоку, отводя мягкие ткани губ вверх и вниз, оскаливаясь), и зажимание руки противника между телом и рукой; прижи­мание ее к земле; различные борцовские действия, сбрасывающие противника со спины, и многое-многое другое. Не менее важным является знание безуслов­ных и вероятных реакций человека на различные раздражители и воздействия. В частности, на одной из разновидностей таких реакций построена в Шоу Дао и практически полностью вошла в УБС система приемов, помогающая освобож­даться практически мгновенно от болезненных захватов за кожу, волосы и дру­гие части тела; за одежду и оружие; за предмет, объект или человека (подлежа­щие охране) и т.д. Основана она на жестком коротком болевом воздействии на точки, вызывающие естественную реакцию отстранения, а то и защиты подверг­шейся воздействию точки. Такая реакция противника может помочь исполни­телю не только в деле освобождения от захвата чего-либо, но и при проведении множества других действий; привлечение руки в нужное место для ее последую­щей фиксации и дальнейшего манипулирования с ней, отвлечение руки с линии обороны; тактическое отвлечение внимания противника; облегчение выполне­ния сложных технических элементов (бросков, болевых, выведение из равнове­сия) и т.д. Пример освобождения от захвата за волосы одним из подобного рода действий вы видите на рис. 145.

Да, подобного рода приемы в большинстве случаев на голову оказываются выше своих собратьев, в смысле уровня эффективности, основанных, например, на болевых рычагах, узлах, дожимах, а часто служат им хорошим подспорьем, подготавливая ситуацию для проведения более сложных приемов.

Теперь пара слов об удушающих захватах. Конечно же, неплохо пройти не­большую практику под руководством опытного дзюдоиста, да и наш сборник будет уделять место на своих страницах для описания этой группы приемов. Но кое на что уместно обратить внимание читателя прямо сейчас. Во-первых, по­смотрев на рис. 86 — 88, умилитесь вместе со мной, безропотным, проникнутым чуть ли не христианским смирением, позам оппонента, на котором проводятся приемы. Честно говоря, проведение удушающих в манере и ассортименте, пока­занном на рисунках, очень проблематично даже на тренировке. В первом случае достаточно резко приподнять таз, чтобы исполнитель не только ослабил хватку, но и отпустил хотя бы одну из рук. Далее уже борьба, уже действие. Во всех слу­чаях эффективны удары в лицо, срывание захватов по одному или вместе, другие технические элементы: в частности, укусы и использование захваченной одежды в качестве разного рода рычагов. Подходя к обзору бросков, применяе­мых в комплексе, прошу читателей обратить внимание на рис. 84. На нем изобра­жено действие, которое (при должной степени отработки) можно эффективно использовать против почти всех бросков вперед с подворотом («бедро», «через спину», передняя подножка и т.д.). Это движение применяется против них толч­ком с одновременным давлением на шею, горло, лицо. Применение более слож­ной борцовской техники требует наличия определенного борцовского опыта, так как необходимо не только умение бросать, но и умение бороться на полу (в партере) и многое другое. Что же касается защиты против действия на рис. 84, то здесь опять вас выручит проворот вокруг собственной оси с обязательной фикса­цией кисти, захватывающей волосы, путем прижимания ее к голове ладонью ва­шей руки, захватившей кисть противника[11]. Вторая рука используется как для сбива толкающей руки противника, так и для молниеносной атаки в уязвимые зоны. Действие, изображенное на рис. 84, можно отнести (по классификации УБС) к выведениям из равновесия (отсутствует высокий полет и четкое падение атакованного). К выведениям из равновесия можно отнести и различные дей­ствия с толчком ноги в подколенный сгиб, включенные в комплекс. Простей­шим противоядием против них являются хорошо наработанные навыки захвата ноги кистью, давящей на подколенный сгиб напряженными и полусогнутыми пальцами; срывания захватов руками с последующим проведением болевых приемов; нанесение ударов руками в момент потери равновесия, а ногами в па­дении и на земле. Использовать эти навыки необходимо творчески, в зависимо­сти от возможности их применения в той или другой ситуации. Отрабатывать же их необходимо в комплексе «интуитивным» методом, когда, зная основные тех­нические элементы, обучающийся «обозначает» их, закрепляя в учебных пое­динках на заданную тему при разной скорости исполнения. Против бросков на­зад, включенных в комплекс,— отхват и задняя подножка. Это, конечно, кроме другой борцовской техники, которую, может быть, вам удастся освоить. Хочется рекомендовать вам развивать умение сильно напрягать туловище, препятствуя опрокидывающему давлению[12], держать туловище как бы чуть согнутым впе­ред (за счет выгиба позвоночника), вовремя опускаться на колено атакованной ноги, одновременно заведя стопу этой же ноги подальше за себя; захватывать ногу атакующего под коленный сгиб; воздействовать ладонью руки на область лица; заводя по кругу за себя ногу одновременно с началом атаки (нога, есте­ственно, разноименна атакуемой), проводить контратаку задней подножкой, против задней подножки или охвата.

Чаще других болевых приемов используются рычаги локтя, и коль у нас за­шел о них разговор, попытаюсь познакомить вас с некоторыми тонкостями как при их исполнении, так и при противодействии этим приемам. Исполнять ры­чаги локтя можно в двух основных манерах, одна из которых имеет целью нане­сти противнику травму, другая — лишь зафиксировать его конечность в болевом положении и принудить к подчинению. Последнее применимо при таких дей­ствиях, как сопровождение, связывание, обезоруживание, обыск без угрозы ору­жием и многих других. В Шоу Дао эти две манеры относятся к комплексам прие­мов «рубка бамбука» и «ломка бамбука». Рис. 146 — 153. Они практически цели­ком вошли в общий раздел УНИБОС. Один из рычагов локтя (рис. 67) может от­носиться как к одной манере исполнения, так и к другой. Наиболее техничный вариант его исполнения предполагает резкое, подрубающее воздействие на ак­тивные точки за локтем — сначала снизу вверх, а затем вперед — вниз и в сторону с поворотом предплечья атакующей руки вокруг своей оси внутрь[13]. Если про­тивник пытается увести руку вниз и согнуть ее, тут же проводится загиб руки за спину; если рука следует вверх — возможно выполнение узла наверху; если ис­полнителю необходимо, чтобы рука распрямилась, возможно воздействие коле­ном на подколенный сгиб, сзади или ближайшей к противнику рукой различ­ными ударными формами на область лица — шеи, с одновременным энергичным толчком грудью в руку выше локтя. Возможны и десятки других действий с пере­ходов к исполнению самых разных приемов, но описанное выше является как бы ключом к этому приему. Не рекомендую начинать изучение с каких-нибудь упрощенно силовых вариантов исполнения. Эти варианты могут дать преиму­щество лишь над тем, кто и физически, и технически слабее вас. Для противо­действия этому приему чаще всего применимы следующие действия: «съем» атакующей руки противника захватом за запястье и отталкиванием в сторону ки­сти атакуемой руки за зону локтя. Возможно выведение из равновесия; передняя подножка (при хорошей отработке); рычаг локтя через руку; удары и многие дру­гие действия. Очень часто используется рычаг локтя под плечо с переходом в по­ложение лежа (партер). В данном случае бывает целесообразно освободиться от болевого обычным забеганием, часто используемым в борьбе самбо. Забегание проводится назад в сторону ног противника через его тело. Еще раз хочется упо­мянуть о пользе упражнений напряжения. В частности, речь пойдет о напряже­нии в крайнем положении, например, в предпоследних и последних фазах про­ведения болевых приемов. Я много раз встречал среди своих учеников людей, которые, обладая рельефной мускулатурой, силой и выносливостью, не могли практически оказать сопротивления, когда их рука оказывалась в крайнем поло­жении какого-нибудь болевого приема. Неприученные к подобной нагрузке мышцы просто отказывались слушаться своего хозяина. Нечто подобное проис­ходит и тогда, когда пытаются второй рукой сопротивляться проведению боле­вого приема. Уделяйте внимание упражнениям в напряжении, и это когда- нибудь окажет вам неоценимую услугу. Что же касается рычага локтя через пред­плечье, то наиболее эффективным показало себя освобождение путем одновре­менного отталкивающего воздействия на подколенный сгиб и на локоть бли­жайшей руки. Если же у вас руки достаточно сильные, можно просто провернуть захваченную конечность внутрь, одновременно проталкивая ее вперед. После чего уже не составит никакой трудности выполнить любое рациональное дей­ствие, начиная от удара свободной рукой, заканчивая броском обратным захва­том двух ног. Хотелось уделить хоть немного внимания ударам, но этому ме­шают две причины: во-первых, ограниченный объем книги; во-вторых, деталь­ный разбор техники ударов и противодействий им запланирован в целом ряде статей нашего сборника.

Итак, в этой главе вы получили представление не только о нескольких десят­ках приемов из боевого комплекса армии США, но и о большом количестве тех­нических действий, позволяющих противостоять и эффективно контратаковать противника, применяющего этот комплекс в бою. На основе полученного мате­риала можно создать сотни комбинаций и научиться многим полезным навы­кам. Периодически, раз в полгода возвращаясь к этой главе, перечитайте ее, пы­таясь переосознавать заново и тем самым подняться на новый уровень понима­ния сути боевого поединка.

От всей души желаю вам успеха в ваших занятиях, а вас уже ждет третья глава, которая даст вам представление об УНИБОС, боевом самбо и кое о чем еще.

Дзюкадо И Джиуджитсу

Дзюкадо и джиу-джитсу

В известном изречении: «Новое — это хорошо забытое старое»,— есть нема­лая доля правды. Процесс создания новых систем боя[1] на основе старых не пре­кращался никогда, так как возникавшие социальные заказы всегда требовали удовлетворения. Ответом на один из таких заказов американского общества, предложением, порожденным спросом, стало дзюкадо, или, как его еще назы­вают, американское джиу-джитсу[2]. Давайте немного вспомним историю.

Волна за волной тайные знания континентальных воинских искусств Китая, Кореи, Вьетнама и других стран просачивались на осгрова Японии, где со време­нем на их основе создавались бесчисленные рю (течения), а также тайные клано­вые системы боя, которыми овладевали самые разные группы населения. И если первые волны теряются во тьме веков, то одной из последних, оказавшей силь­ное влияние на воинские искусства Японии, явилось каратэ, которое в начале XX века вышло за пределы архипелага Рюкю (острова, протянувшиеся от Тайваня до японского острова Кюсю) и через некоторое время было объявлено неотъем­лемой собственностью японской нации. Даже иероглиф «кара», означавший слово «Китай», был заменен созвучным ему, но имевшим другое написание ие­роглифом «кара» — «пустота». Таким образом, каратэ из «китайской руки» пре­вратилось в «пустую руку». Заодно тем же путем были исправлены названия многих комплексов формальных упражнений (ката), связанных с именами ки­тайских мастеров. В соответствии с пословицей, что новое — это хорошо забытое старое, японцы создали историю, теорию и философию каратэ. До сих пор нахо­дит приверженцев в лице ряда крупных мастеров японского каратэ теория, будто бы каратэ зародилось и развивалось на Окинаве, как автохтонное воинское искусство.

истоки

И РЕКИ

Ну что же, фальсифицировать историю — любимое занятие человечества. Ведь нелегко было горделивым японцам признать, что буквально всеми своими боевыми искусствами они обязаны «слаборазвитым», по их понятиям, нациям. Начиная с ниндзюцу и кончая дзю-дзюцу — все привнесено с континента на острова. А, кстати, из дзю-дзюцу, или, попросту говоря, джиу-джитсу, и черпали в основном приемы для своих систем отцы дзюдо и айкидо, что, впрочем, ни­сколько не умаляет ценность самих этих систем. Ведь и наше самбо и особенно его военно-прикладной вариант не стали хуже, позаимствовав кое-что из джиу- джитсу и его «дочерних ответвлений» и смешав это «кое-что» с наследием на­циональных школ борьбы нашей страны.

Но вернемся в Японию. В ХУШ веке там насчитывалось до девяти тысяч раз­нообразных рю, имевших дело с узкой областью воинского искусства, порой с каким-либо одним навыком, например: кэн-дзюцу — фехтование, иаи-дзюцу — искусство мгновенного обнажения меча с ударом, со-дзюцу — владение копьем, нагината-дзюцу — владение алебардой, кю-дзюцу — стрельба из лука, ба-дзюцу — вольтижировка, саму-мата-дзюцу — владение рогатиной, тигирики-дзюцу — вла­дение кистенем, тэцубо-дзюцу — владение палицей, бо-дзюцу — владение ше­стом, посохом, дзе-дзюцу — владение дубинкой, содэгарами-дзюцу — владение багром, дзю-дзюцу (джиу-джитсу) — бой без оружия или подручными видами оружия, ходзе-дзюцу — искусство связывания, суэй-дзюцу — плавание, короси- дзюцу — раскладывание сигнальных костров и тд Я привел здесь обширный список в основном для того, чтобы читатели наглядно убедились — дзю-дзюцу (в дальнейшем будем называть его все-таки джиу-джитсу) было для самураев лишь рядовым умением среди множества прочих.

Джиу-джитсу с самого начала носило характер комбинированного боя с при­менением различного оружия и лишь в крайнем случае — без него. Одним из истоков джиу-джитсу следует считать систему рукопашного боя в доспехах — ёрои кумиути, создание которой, опять же на основе континентальных систем, приписывается Саказда Мурамаро, аристократу эпохи Нара, в действительности же это искусство старо, как и сами доспехи, однако канонизировали его лишь в XV веке.

Мимолетные упоминания о джиу-джитсу, или яваре, — искусстве мягкости, податливости — впервые встречаются в новеллах «Повести о ныне минувшем» («Кондзяку-моногатари»), написанной в XI веке. К слову сказать, японские си­стемы рукопашного боя в течение столетий часто меняли свои названия и фигу­рировали в исторических памятниках и документах как явара, ва-дзюцу, тай- дзюцу, торитэ, коси-номавари, хакуда, субаку и т.д.

Сам термин «дзю-дзюцу» просходит непосредственно от знаменитого изре­чения JIao-Цзы о воде, одолевающей камень. Другой термин, «субаку», происхо­дит от корейской борьбы «шубаку», с которой воины Хидэёси познакомились во время набегов на материк в конце XVI века, а расцвет этой техники совпал с мо­дой на французскую борьбу в начале XX столетия. О других системах амери­канцы и европейцы не имели ни малейшего представления, несмотря на опиум­ные войны начала XIX века и китайские колонии, как грибы, выраставшие в США. Причиной этого был глубокий, национальный и расовый барьер. Вот по­чему открытие каратэ и кунг-фу[3] (ушу) в сороковые годы нашего столетия произ­вело эффект разорвавшейся бомбы.

С каратэ американцев познакомили солдаты, возвратившиеся домой из ок­купированной Японии в конце сороковых годов и изучившие там азы этой борьбы. Что же касается дзюдо и джиу-джитсу, то они культивировались в США и в Европе довольно долго по сравнению с каратэ. Вот мы и добрались наконец до дзюкадо.

В семье Тегнеров, инструкторов дзюдо и джиу-джитсу, 28 октября 1929 года родился будущий создатель дзюкадо Брюс Тегнер. Интересно, что день его рож­дения совпал с днем рождения известного «модернизатора» джиу-джитсу Дзи- гаро Кано, создателя дзюдо.

До восьми лет Брюс обучался у своих родителей, потом стал заниматься у из­вестных мастеров и последовательно изучил несколько систем борьбы и фехто­вания. В 17 лет молодой Тегнер стал самым юным в США обладателем черного пояса по дзюдо. Второй дан он получил в 1949 году, став чемпионом Калифор­нии по дзюдо. В армии США Тегнер готовил инструкторов рукопашного боя без оружия, в том числе и инструкторов для «зеленых беретов», а также занимался подготовкой спортивных армейских команд по дзюдо.

С 1952 по 1967 год Брюс Тегнер руководил своей собственной школой в Гол­ливуде, через залы которой прошли тысячи учеников разного пола и возраста. Опыт, накопленный в этой школе, подтолкнул Брюса к созданию системы дзю­кадо, название которой сформировано из разных слогов трех слов: ДЗЮдо, КА- ратэ, айкиДО. Сам Тегнер считал свое детище модернизированным джиу- джитсу. Он полагал, что традиции воинских искусств, уходящие корнями в сред­невековье, не подходят для современного общества, как традиционная чайная церемония не годится для повседневного употребления этого напитка. Однако поклон для приветствия, кимоно, как тренировочная одежда, и цветные пояса, как символы соотвегсгвующего уровня мастерства, были перенесены в дзюкадо.

Максимально облегченной для потребления средним американцем стала и техника, сформированная из незамысловатых приемов. Все мало-мальски слож­ные упражнения и методы были исключены из программы подготовки. Так, на­пример, «за ненадобностью» была полностью изъята из тренировок «набивка» ударных частей тела. Из специфических упражнений, рекомендованных Тегне- ром, наибольшее внимание уделялось наработке точного удара по шарику, под­вешиваемому на различной высоте.

Программа белого пояса состоит из освоения навыков баланса, то есть под­держивания тела в элементарном равновесии, обучения технике безопасности и приемам падения, что в самбо называется страховкой партнера и самострахов­кой. Сюда же входят и навыки плавного проведения болевых приемов, оста­новка удара, не касаясь цели, звуковые и жестовые сигналы, предупреждающие окружающих об испытываемом неудобстве, боли или опасном положении.

Изучались три ударные позиции для ноги: одна — для обутой в жесткую обувь — удар носком ботинка, вторая и третья позиции — универсальные: для удара ребром стопы и местом на подошве под отогнутыми вверх пальцами.

Ударные позиции рук: ребро ладони, кулак, выставленный из кулака сустав среднего пальца, основание ладони и кончик чуть согнутых, совмещенных вме­сте пальцев.

Из стоек начинающему следовало освоить «естественную позу», боксерскую позу, позу поддержания равновесия на одной ноге и Т-позицию, нечто вроде ко- куцу-дати в каратэ.

Из передвижений изучаются перепрыгивания с ноги на ногу и поочередное скольжение стопами по земле.

Изучаются и различные положения рук. Их условно можно разделить на «по­ложения боя» и «положения готовности к бою». Что касается последнего, то это руки, сложенные на груди или сцепленные на уровне пояса и положения «а-ля мыслитель», когда одна рука подпирает подбородок, а вторая — покоится на ту­ловище, поддерживая локоть первой руки.

Что же касается первых положений, то здесь в основном используются поло­жения, в кот орых дальняя от противника рука отведена к поясу в стандартное ка- ратеистское положение, а рука, ближняя к противнику, располагается горизон­тально на уровне плеч, вертикально или под уголом, причем кисти могут быть сжаты в кулаки или распрямлены. При всех положениях исполнитель стоит впо­лоборота к противнику.

Резко отличается от остальных положение рук, при котором дальняя рука прикрывает ладонью лицо, а ближняя, также с распрямленной ладонью, обра­щенной к полу и направленной ребром к противнику, опущена вниз вдоль тела.

Чуть веселее программа для желающих стать обладателями голубого пояса и соответствующего ему ранга. Изучается по 10 ударов руками и ногами, броски, болевые приемы и освобождения от захватов.

Что касается ударов, то они следующие: ребром ладони в горизонтальной плоскости (наотмашь), стоя лицом к противнику; в вертикальной плоскости, стоя почти боком к противнику, за счет поворота туловища; удар сбоку, стоя ли­цом к противнику и не сгибая при этом кисти (все удары — в голову), а также реб­ром ладони в пах и локтем в живот, стоя спиной к противнику; стоя лицом к про­тивнику, удар основанием кулака в вертикальной плоскости; тычковые удары кончиками пальцев, суставом среднего пальца и основанием ладони — все в го­лову и шею.

Удары ног тоже не блещут оригинальностью и представляют собой «джен­тльменский набор» каратэ: «вперед-вбок-назад» на уровне пояса, что, впрочем, вполне приемлемо для уличных стычек. В атакующем варианте ставка делается на заход прыжком сбоку и атаку области колена и подколенного сгиба. В защит­ном — предпочтение отдается похожему маневру, только без прыжков и анало­гичному удару.

Арсенал защитных действий также невелик и сводится к остановке ударов встречным движением ребра ладони или прилегающей к нему частью пред­плечья.

Болевые приемы в стойке, если следовать самбистской терминологии, сле­дующие: узел (рычаг) кисти наружу, загиб руки за спину с нырком под нее, узел руки наверху с захватом одноименной руки, рычаг локтя через предплечье (стоя боком), рычаг локтя, надавливая предплечьем (стоя сбоку). Этими приемами ре­комендуется освобождаться от захватов.

Броски (перед броском рекомендуется ударить противника, а потом захва­тить) изучаются следующие: подсечка в подколенный сгиб одноименной ногой, боковая подножка одноименной ногой, отхват под одну ногу, который вполне можно было бы заменить задней подножкой, и все.

Освобождения от захватов, кроме нанесения ударов по телу или хватающим конечностям противника, включают в себя стандартные действия при освобож­дении захваченных кистей. Далее следует научиться использовать перечислен­ные приемы против простейших атак (включая атаки ножом и палкой) и в спар­ринге. Сдав экзамены, дзюкадист принимается штурмовать высоты коричне­вого пояса первой степени. Уровень (в смысле высоты, а не качества) «джен­тльменского набора» ударов ногами повышается, прибавляется удар коленом и удары по голени различными частями стопы. «Вводятся в строй» ой-цзуки, ура- кен и атаки пальцами рук в глаза. Изучаются следующие защиты: остановка удара ногой ударом в голень ребром стопы, отбив ноги предплечьем, отвод ко­лена основанием ладони.

К арсеналу болевых приемов прибавляются: обратный узел кисти, загиб руки за спину (в родном «милицейском» варианте), рычаги локтя под плечом стоя лицом и спиной к противнику. Изучается удушающий прием разноимен­ным отворотом куртки, стоя сзади.

Броски: через бедро, передняя подножка, подсечка под пятку разноименной ноги снаружи.

Изучаются удары сцепленными руками, и все это опять же закрепляется в спаррингах и кумите против разных атак и захватов.

Программа коричневого пояса второй степени — предпоследнее препят­ствие перед взятием «черного ранга» эксперта дзюкадо. Бросковая техника: за­цеп изнутри, бросок через спину, передняя подсечка с падением. Болевые приемы, в том числе и с целью удержания противника, проводятся, сгибая кисть с опорой в локоть и применяя рычаг локтя. Изучается удерживающий захват, фиксирующий голову и выпрямленную руку противника. Отрабатываются на­выки совмещения некоторых бросков и болевых приемов в одной комбинации.

Больше времени уделяется отработке защиты против атак ножом, в том числе против угрозы атаки и против атаки по касательной. Действия стан­дартны: отбив рукой или ногой и атака ногой в область колена, как правило, сбоку. Устраиваются спарринги, в которых исполнитель защищается против двух нападающих, пытается отобрать пистолет у угрожающего ему противника. Все действия осуществляются на базе уже описанных выше приемов.

Для получения третьей степени коричневого пояса, а значит, и третьей вер­тикальной «лычки» на пояс, необходимо освоить следующую технику, перечис­ленную ниже в порядке очередности в изучении. Болевые приемы: узел руки на­верху при захвате предплечья одноименной рукой; рычаг локтя в комбинации с рычагом кисти внутрь (воздействие на локоть производится одноименной ру­кой); узел руки наверху с нырком под руку, рычаг локтя через предплечье разнои­менной руки, стоя лицом к противнику; комбинация рычага локтя через грудь с захватом предплечья одноименной рукой с удушающим отворотом кимоно или удушением предплечьем, стоя сзади.

Броски: подхват под одну ногу, задняя подножка под две ноги, передняя подсечка в колено, бросок обратным захватом двух ног.

Против угрозы ножом спереди: отведение вооруженной руки противника внутрь разноименной рукой с одновременной атакой в глаза.

Против угрозы ножом сзади: отвод одноименной рукой внутрь в сочетании с быстрым разворотом на 360 градусов в сторону отводящей руки и завершающей атакой в подколенный сгиб.

Против угрозы пистолетом спереди: отведение оружия разноименной рукой наружу и загиб руки за спину с нырком под нее. Пистолет отбирается в верхней части движения из выпрямленной и выкручиваемой с использованием оружия, как рычага, руки.

Против угрозы пистолетом сзади: начало приема аналогично приему против угрозы ножом сзади, а концовка — сочетание рычага локтя через грудь (воору­женная кисть зажата у основания в локтевом сгибе одноименной рукой) с ударом предплечья в область горла выпрямляемой рукой. Исполнитель находится сзади-сбоку. После удара оружие отбирается.

Осваивается «комбинаторика» на основе уже изученных приемов. Совер­шенствуется тактика защиты от двух-трех нападающих, «прикрытие» телом од­ного из нападающих, одновременное нанесение ударов рукой и ногой разным атакующим и комбинация типа — защита от одного, удар другому.

И, наконец, апофеоз дзюкадо — программа «черного» ранга и соответствую­щего пояса. Эксперт дзюкадо, кроме описанного выше, должен уметь: прово­дить переднюю подножку с колена, обратный бросок через бедро (как «глубо­кая» задняя подножка), проводить удары ногой в прыжке, сбивать противника с ног из положения лежа, воздействуя двумя ногами на ногу противника, прово­дить при освобождении от захвата за кисть узел кисти вверху, наносить удары (в том числе и с целью защиты) в атакующие конечности короткой (длиной в пол­тора кулака) палочкой, использовать с различными хватами палку средней длины (длиной в руку), проводить спарринги в манере каратэ, айкидо, дзюдо и против четырех вооруженных разными видами холодного оружия, а также обла­дать навыками приведения в сознание после удушающего приема на сонные ар­терии и навыками снятия боли после удара в пах (желающие ознакомиться с этими методиками могут обратиться в любую секцию борьбы дзюдо).

Для получения черного пояса дзюкадисту достаточно было показать в при­сутствии трех обладателей черного пояса до 95 процентов описанной техники и продемонстрировать свои возможности в спаррингах. Как видно, дзюкадо — до­вольно удобная, «легкоусваиваемая» система в красочной восточной упаковке.

Конечно же, у почитателя восточных единоборств знакомство с системами, подобными дзюкадо, как правило, вызывает чувство горечи по вполне понят­ным причинам, однако, если вникнуть в суть вопроса, проблема начинает ка­заться не столь однозначной. Процесс формирования новых систем едино­борств и прикладных комплексов в наши дни еще далеко не закончен и, кроме того, мир продолжает узнавать секреты старых школ. Многими организациями и энтузиастами ведется кропотливая работа по восстановлению забытых стилей. Не обошел стороной этот процесс и нашу страну: напиза и самбоуд, русский стиль и славяно-горицкая борьба, а также многие другие направления[4] развива­лись вдали от посторонних глаз еще в период «мрачного» застоя, когда власть имущие боялись даже безобидного каратэ.

Так каковы же глубинные механизмы, питающие формирование новых си­стем самообороны, каковы причины, побуждающие кого-то заниматься этой ра­ботой? Чаще всего создание новой системы является ответом на существовав­ший в обществе социальный заказ по всесильной формуле «спрос рождает пред­ложение», что и произошло, в частности, с дзюкадо. Но ко времени создания дзюкадо этот спрос сформировался в той части населения Америки[5], предста­вители которой желали научиться элементам самообороны «на черный день», как говорится, и одновременно приобщиться к моде, а кроме того, удовлетво­рить собственное тщеславие, заодно уменьшая объем талии. Но самое главное, что все это они стремились «приобрести» с относительно минимальными затра­тами времени и усилий. Кроме того, ни в дзюдо, ни в айкидо, ни в каратэ эти люди не находили того, что им было нужно, своеобразного «ликбеза», некой за­конченности, универсальности, пусть даже в такой несовершенной и нарочитой форме, как в дзюкадо. Это обстоятельство и послужило одной из причин, по ко­торой дзюкадо стали изучать в армии и полиции.

Но с точки зрения практического применения дзюкадо все-таки имеет массу недостатков, главным из которых является отсутствие хорошо продуманной си­стемы защиты от нападения. Правда, таким недостатком страдает и множество других видов единоборств, построенных просто на наборе приемов, а не на принципах движений и продуманной структуре их использования.

Вот вы и познакомились с дзюкадо Брюса Тегнера и, быть может, извлечете из него что-нибудь полезное. Примененная в статье самбистская терминология поможет вам разобраться в схеме исполнения приемов, поскольку английские названия, за редким исключением, не дали бы вам никакого представления о них.

В заключение хочу отметить, что при работе над главой использовалась ли­тература:

Тегнер Брюс. Полная книга самозащиты по системе дзюкадо. Издана в 1974 г. в США.

Долин А.А., Попов Г.В. Кэмпо — традиция воинских искусств. М., «Наука», 1990.

Следующая глава нашей книги познакомит читателей с основным комплек­сом приемов рукопашного боя в армии США и некоторыми разработками УНИ- БОС — системы, с которой вы познакомитесь чуть позже.

Наше Общество Переживает Критические Моменты Своей Истории

Наше общество переживает критические моменты своей истории. Радикаль­ные преобразования идут во всех сферах, в том числе и в военной. Изменения в армии начались с 1987 года. На сегодняшний день — это новая оборонительная доктрина, сокращение и вывод войск с иностранных территорий, попытка кон­версии и некоторые меры. А вот глубинные процессы, влияющие на боеготов­ность войск, на их физическое и психологическое состояние, пока не затраги­ваются. К ним, например, относится развитие в армии рукопашного боя.

Вначале немного истории. Он возник в древности как необходимость защи­щаться от хищников и враждебных племен. Борьба за выживание вынуждала че­ловека многому учиться у животных и у природы вообще. Так, на Востоке до сих пор сохранились стили тигра, богомола, обезьяны, змеи, орла, цапли и т.д. А в технике поединка используются такие понятия, как «огонь», «вода», «воздух», «дерево» и другие.

В Русском государстве также издревле существовали богатые традиции еди­ноборств. К сожалению, русские письменные источники времен язычества по­чти не сохранились. Однако есть описания греческих, римских и арабских исто­риков, богатые археологические раскопки, подтверждающие высокий уровень боевого искусства русских ратников.

В христианской восточнославянской летописи «Повести временных лет» рассказывается, помимо прочего, и о военных походах князя Киевского Свято­слава. В частности, в лето 6479-е (971-е) против 10 тысяч русских воинов греки вы­ставили 100-тысячное войско. Силы были явно не равны. И сказал Святослав: «Уж нам некуда деться; волей-неволей придется стать против, да не посрамим земли русской, но ляжем здесь костьми, мертвые ведь не будут иметь позора; если же побежим, то позор будет на впереди вас; если моя голова ляжет, то поду­майте о себе». И сказали воины: «Где твоя голова ляжет, тут и мы свои головы сложим». Святослав одержал победу, греки бежали. Это говорит о высоком воинском искусстве дружины Святослава, о незаурядном мастерстве каждого воина.

Сражение начиналось обычно с обстрела войск противника еще до непо­средственного контакта с ним. В ход шли стрелы, копья, камни. Однако исход схватки решался в ближнем бою с применением мечей, сабель, топоров, кинжа­лов.

В каждой русской дружине были особо подготовленные воины, которые ис­пользовались для разведки, в засадах, в дерзких ночных налетах на вражеский лагерь, для охраны важных объектов. Они умели маскироваться практически в любой местности (в лесу, в степи, в воде), в совершенстве владели оружием и техникой рукопашного боя, могли подолгу находиться под водой, дыша через ножны меча или камыш, бесшумно и бесследно передвигаться, знали, как зажи­влять раны и вообще лечить людей.

Письменные источники шведов, венгров, немцев, поляков не раз отмечали наше национальное своеобразие ведения рукопашного боя, называя его «рус­ским обычаем», «русским ладом» или «русским боем».

Нередко перед сражениями происходили схватки богатырей. Русские бога­тыри обладали исключительной силой и умением. Народ их любил и уважал, на­зывая «людьми божьими». До сих пор во многих местах России поют песни, рас­сказывают былины и легенды о богатырях.

На Руси обучение единоборству начиналось с раннего детства. Когда в семье князя или дружинника рождался сын, ему дарили меч. При достижении юноше­ского возраста опытные наставники посвящали его в воины. При этом юноша сдавал своеобразный экзамен по владению различными видами оружия.

Одним из великолепных воинов, о котором мы знаем из хроник, был Евпа- тий Коловрат. Когда в 1237 году хан Батый разорил Рязанское княжество, рус­ский воевода собрал дружину из 1700 человек и начал один за другим уничтожать ордынские отряды. Наконец, крулное войско окружило дружину, но уничтожить ее в открытой сеч-е не смогло — татаро-монголы несли крупные потери, а русский отряд все держался. Сам Евпатий Коловрат одним ударом меча разрубил всад­ника вместе с лошадью. Тогда хан, по совету китайца, приказал забросать воинов камнеметными машинами. Предание гласит: Батый, пораженный удалью и храбростью дружинников, распорядился захоронить их с воинскими почестями.

Известно, что в русских монастырях также знали и ценили искусство руко­пашного боя. Нередко там готовили сильных и искусных бойцов. Память народ­ная не забывает подвиг монаха Пересвета, который в 1380 году на поле Кулико­вом сразил одного из лучших ордынских поединщиков Челубея.

В русском войске всегда бережно хранились старые боевые традиции. Они передавались «из уст в уста», а позже нашли отражение в специальных руковод­ствах и наставлениях. В вышедшем в 1677 году воинском уставе «Учение и хи­трость ратного строения пехотных людей» значительная часть посвящена руко­пашному бою. Выдающиеся русские полководцы придавали ему большое значе­ние, несмотря даже на распространение огнестрельного оружия.

Например, Александр Васильевич Суворов требовал учить солдат без «жест­кости и торопливости, с подробным растолковыванием и показанием» каждого приема. «Пуля дура, а штык молодец»,— говорил полководец. Те же традиции продолжал и герой войны с Наполеоном Михаил Илларионович Кутузов. Он требовал: «Каждый офицер должен личным примером воодушевлять людей в рукопашных схватках».

В дальнейшем обучение рукопашному бою дополнялось и видоизменялось, в соответствии с требованиями времени. В*апреле 1907 года появилось новое ру­ководство «Обучение штыковому бою». В 1924 году вышла серия из 9 книг «Фи­зическая подготовка OPKJKA и допризывной молодежи».

На основе этих и других разработок возникло самбо — вначале как боевое единоборство, а впоследствии в СССР и за рубежом как популярный вид спорта. К сожалению, именно прикладная или боевая часть самбо в наше время осталась незаслуженно забытой. Сегодня она — удел очень ограниченного круга специа­листов. Надо признать, что многое из вековых отечественных традиций руко­пашного боя утрачено.

В 60-е годы в различных регионах страны стали появляться группы энтузиа­стов, пытавшихся научиться новому виду единоборства — каратэ-до. Его в основ­ном демонстрировали иностранные студенты, обучавшиеся в советских вузах, а также некоторые наши специалисты, работавшие за рубежом и овладевшие там основами каратэ-до. К сожалению, очень быстро оно стало контролироваться не­сколькими десятками дельцов, для которых самой важной была коммерческая сторона. Вместо глубокого постижения каратэ-до как феномена общечеловече­ской культуры и подлинного искусства, в большинстве случаев основной упор делался лишь на изучение формальной техники и примитивное ведение пое­динка.

В 1978 году ввиду огромного количества различных групп Спорткомитет СССР издал приказ «О создании комиссии по борьбе с каратэ». Ее составили представители крупнейших коммерческих школ, сложившихся в тому времени в нашей стране. В результате, руководству Госкомспорта был навязан ошибочный курс на создание единого стиля каратэ. Были объявлены вне закона получившие в то время широкое распространение ушу, айкидо, таэквондо, вьетводао и дру­гие. В Вооруженных Силах стал культивироваться некий суррогат восточных единоборств. Мы теперь знаем, что это привело к появлению так называемых «подпольных» секций и групп, в том числе и в армии.

В 1981 году для ликвидации подпольного каратэ были введены в Админи­стративный и Уголовный кодексы РСФСР и союзных республик статьи (ст. 177 АК РСФСР, ст.219-1 УК РСФСР), предусматривающие ответственность за «нару­шение правил обучения спортивному каратэ» и за «самовольное обучение ка­ратэ». Соответствующий приказ появился и в армии. На официальном уровне ка­ратэ стало уделом немногих армейских спортивных клубов, некоторых подраз­делений Воздушно-десантных войск, МВД и КГБ. Притом каратэ постепенно трансформировалось в рукопашный бой с узконаправленной целью — уничтоже­ние противника либо приведение его в беспомощное состояние. Для армии это, видимо, допустимо. Но, к сожалению, и гражданскую молодежь обучают именно этому виду единоборства, так как он не требует высокой компетентно­сти и педагогического мастерства инструкторов и служит надежной ширмой для недобросовестных людей.

В настоящее время в армии существует несколько направлений рукопаш­ного боя. Как правило, все они базируются на технике восточных единоборств с той или иной долей бокса, отечественного самбо и еще неизвестно чего. Совер­шенно игнорируется изучение и переосмысление философских, морально-эти­ческих, оздоровительных, прикладных и других аспектов восточных едино­борств, способствующих гармоничному развитию личности.

Следует, однако, отметить предпринимаемые в последние годы положи­тельные попытки развития методики обучения личного состава некоторым ви­дам единоборств. Такая работа ведется Федерацией рукопашного боя СССР, Военным институтом физической культуры (С.-Петербург), спортклубом Воз­душно-десантных войск, некоторыми военными академиями. Вместе с тем это только начало большой работы. Пока она носит лишь косметический характер и существенного влияния на боевую готовность частей и подразделений не оказы­вает. Чтобы не быть голословным, сошлюсь на пример из собственной жизни, тем более что он типичен для большинства офицеров бывшей Советской Ар­мии. С самого начала отмечу — более чем за 20-летний период офицерской службы в армии занятий по рукопашному бою со мной никто не проводил. Правда, было одно исключение.

В начале 70-х годов часть готовилась сдавать инспекторскую проверку Глав­кому Сухопутных войск. Стало известно, что наряду с другими дисциплинами при сдаче физической подготовки предстоит продемонстрировать приемы руко­пашного боя. Я оказался в составе подразделения, выделенного для проверки. И вот в течение нескольких дней, руководствуясь «наставлением по физической подготовке», молодой начальник физической подготовки части, ежеминутно за­глядывая в учебник, учил нас, как, обороняясь от ножа, загибать противнику руку за спину. Мы усердно потели в спортзале и довели выполнение приема до авто­матизма. Стало даже интересно. Однако оказалось, что наши труды были на­прасными. Проверили все: огневую тактику, политическую подготовку, техни­ческую подготовку и другие дисциплины. По физической подготовке все бе­жали кросс и сдавали гимнастику. Рукопашный бой так и не был востребован. А жаль. Ведь каждый из нас, офицеров, понимал, случись серьезно воевать,— столкновение лицом к лицу с противником неизбежно. В такой ситуации личное оружие может оказаться бесполезным. В конце концов патроны тоже когда-то кончаются. Мало того. Я лично осознавал, что обязан учить рукопашному бою подчиненных. А чему учить, если сам не в курсе дела?..

Много перевидал я мастеров единоборств и рукопашного боя. Целенаправ­ленно занимался несколькими стилями, но смысл настоящего искусства познал, когда жизнь свела меня с интереснейшим человеком, ставшим моим учителем и духовным наставником, мастером Шоу Дао А.Н.Медведевым. Это знакомство круто изменило мою судьбу. Уже при первой встрече я осознал, что значит при­сутствие и слово Учителя. Как любая, казалось бы, незначительная фраза, жест, даже взгляд расширяют границы сознания, помогают понять то, о чем думал дни, месяцы, годы. Я почувствовал, как собирается в комок воля, концентрируя усилие в одно-единственное движение, как ярко вспыхивает радость от похвалы Учителя и служит вдохновением в упорных, изнурительных тренировках. Еще во времена застоя, когда в зародыше душились все смелые идеи, мы с Учителем мечтали о создании в нашей стране профессиональной армии и работали над Универсальной системой боя, с элементами которой вы познакомитесь, прочи­тав эту книгу.

С.А.Богачев

полковник, кандидат философских наук

ВМЕСТО ВСТУПЛЕНИЯ

Книга Которую Вы Держите В Руках Составлена Из Материалов Научнометодического Ежегодного Сборника «Боевое Искусство Пла&Shy;Неты» Выпускаемого Совместно Научноинформационным Центром «Здо&Shy;Ровье Народа» И Международной Ассоциацией Боевых Искусств «Шоу Дао»

Книга, которую вы держите в руках, составлена из материалов научно-методического ежегодного сборника «Боевое искусство пла­неты», выпускаемого совместно научно-информационным центром «Здо­ровье народа» и Международной ассоциацией боевых искусств «Шоу Дао». Материалы, публикуемые в сборнике, заинтересуют не только лю­бителей восточных и отечественных единоборств самого разного уровня подготовки, но и профессионалов в армии, правоохранительных органах, разведке и работников других структур. Кроме 10 выпусков сборника в год, публикуются учебники-приложения как «закрытого» типа — для учреждений и ведомств, так и для массового читателя. Как оформить подписку на «Боевое искусство планеты», вы узнаете из ре­кламы, помещенной в этой книге, а прочитав ее, вы познакомитесь с ин­тересной и кропотливой работой научных сотрудников консультацион­ного совета сборника по изучению малоизвестных систем боя и созда­нию новых разработок (УНИБОС). Скорее же переворачивайте стра­ницу, так как вас ждет увлекательное путешествие в мир, о котором знают немногие.