Портал боевых искуств

  • .

Копи Невидимок

Mokvxo «Деревянная Пушка» Харинукидзуцу «Труба Из Папьемаше»

Деревянная пушка мокухо изготавливалась из ствола сосны или другого дерева. Ствол распиливали пополам, в половинках выдалбливали ствольный канал, после чего со­единяли и скрепляли их железными или бамбуковыми ко­льцами (рис. 25—26).

В варианте харинуки-дзуцу — «трубы из папье-маше» — деревянную основу будущей пушки обмазывали лаком и оклеивали несколькими десятками слоев бумаги.

MOKVXO - «ДЕРЕВЯННАЯ ПУШКА». ХАРИНУКИ-ДЗУЦУ - «ТРУБА ИЗ ПАПЬЕ-МАШЕ»

MOKVXO - «ДЕРЕВЯННАЯ ПУШКА». ХАРИНУКИ-ДЗУЦУ - «ТРУБА ИЗ ПАПЬЕ-МАШЕ»

MOKVXO - «ДЕРЕВЯННАЯ ПУШКА». ХАРИНУКИ-ДЗУЦУ - «ТРУБА ИЗ ПАПЬЕ-МАШЕ»

Рис. 26. Деревянная пушка мокухо школы Накадзима-рю


Рис. 27. Деревянная пушка мокухо

Такие «орудия» делали разных размеров. Деревянная пе­реносная пушка какаэ оо-дзуцу была столь легкой, что ее мог легко переносить с места на место даже один ниндзя (рис. 27). Существовали и еще более миниатюрные руч­ные аналоги таких «пушек». Так как эти «орудия» легко укрывались в широком рукаве кимоно, их называли содэ- цуцу — «рукавные трубы» (рис. 28).

Споры о возможности боевого применения подобной «ар­тиллерии» продолжаются по сей день. Ведь чтобы придать ядру убойную силу, заряд должен быть достаточно большим, а это чревато разрывом пушки при выстреле. Нава Юмио высказал мнение, что такие «орудия» скорее всего использовали лишь для запуска сигнальных ракет и для устрашения противника.

В качестве заряда во всех вариантах использовался дым­ный порох, в рецептуру которого входили 7 частей приве­зенной с континента селитры, 1,5 части серы и 1,5 части древесного угля (как правило, использовался размолотый в порошок уголь ивы). Те же компоненты брали и для изго­товления зажигательной смеси, но в ином соотношении.

Рис. 28. Ниндзя с ручной пушкой содэ-дзуцу и контейнером утидакэ для переноски огня

Как Это Ни Странно Но Такой Крупнейший Специалист По Истории Ниндзюцу Как Нава Юмио Начинает Разговор О Вооружении Ниндзя Именно С Огневых Средств

Как это ни странно, но такой крупнейший специалист по истории нин-дзюцу как Нава Юмио начинает разговор о вооружении ниндзя именно с огневых средств. Дело в том, что японские «невидимки» в числе самых первых в

ОГНЕСТРЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ И АРТИЛЛЕРИЯ НИНДЗЯ

Рис. 22. Различные виды японских ружей XVII—XIX вв. : Сверху вниз —крупнокалиберное, шестиствольное, трехствольное, пятиствольное, восьмиствольное и двадцатиствольное ружья

стране Восходящего солнца смогли по достоинству оце­нить боевую эффективность огнестрельного оружия и во­обще огневых средств и приняли их на вооружение. Неда­ром один из самых известных «учебников» по нин-дзюцу школы Ига-рю «Нинпидэн» начинается с раздела «Каки» — «Огневые средства».

Каки — это общее название всех видов оружия и сна­ряжения, использующих горючие материалы, или порох. В эту категорию попадают пушки, ружья, различные фа­келы, фонари. Так как в данной книге вооружение и иное снаряжение ниндзя описываются в разных главах, автору пришлось разбить все каки на две категории: вооружение и небоевое снаряжение, хотя в таком важнейшем источ­нике по нин-дзюцу как «Бансэнсюкай» то и другое опи­сывается вместе в отдельном томе, называющемся «Каки».

Дополняла Костюм Ниндзя Действовавшего В Чужом Об&Shy;Личье На Глазах У Врага Плетеная Из Соломы Шляпа Амига Са Устроенная Так Что Ее Владелец Прекрасно Видит Все Вокруг В То Время Как Окружающие Не Могут Видеть Его Лицо (Рис

Дополняла костюм ниндзя, действовавшего в чужом об­личье на глазах у врага, плетеная из соломы шляпа амига- са, устроенная так, что ее владелец прекрасно видит все вокруг, в то время как окружающие не могут видеть его лицо (рис. 12). Такие шляпы имели широкое хождение по всей Японии. Поэтому человек с амигасой на голове не

АМИГАСА - «СОЛОМЕННАЯ ШЛЯПА»

Рис. 12. Соломенная шляпа амигаса

привлекал к себе особого внимания. Кроме того, под ами­гасой можно было спрятать секретное донесение, потайное оружие и даже складной походный лук табиюми. Известны образцы амигасы с прикрепленным изнутри «под козырь­ком» массивным дугоообразным лезвием, превращающим шляпу в гигантский сюрикэн, способный запросто срубить молоденькое деревцо или отделить голову от туловища врага.

Действуя В Обличье Горожанина Или Сельского Жителя Ниндзя Использовали Куртку Каваригоромо — Разновид&Shy;Ность Описанной Выше Верхней Куртки Уваппари (Рис

Действуя в обличье горожанина или сельского жителя, ниндзя использовали куртку кавари-горомо — разновид­ность описанной выше верхней куртки уваппари (рис. 11). В наставлениях по нин-дзюцу упоминается даже особое искусство использования переменчивой одежды — кава- ри-горомо-но дзюцу.

Пользуясь своей замечательной одеждой, окрашенной снаружи и с изнанки в разные цвета, ниндзя мог мгновенно переменить свой облик, вывернув накидку наизнанку, не­сколько изменив стиль прически, добавив хромоты и т.д.

КАВАРИ-ГОРОМО - «ПЕРЕМЕННОЕ ОДЕЯНИЕ»

Рис. 11. Кавари-горомо (рисунок по фотографии, сделанной в музее «Ниндзя-ясики», г. Ига Уэно, Япония)

Если тебя раскрыли враги и бросились за тобой в погоню, лучше быть одетым в куртку яркого, привлекающего вни­мание цвета. Тогда будет возможно, на мгновение оторвав­шись от противника, сбросить ее с себя и напялить на ка­менный фонарь, статую, дерево, столб, чтобы на несколько секунд отвлечь взимание преследователей, а самому с помо­щью маскировочного костюма раствориться в ночной мгле.

Нава Юмио утверждает, что при прыжках с большой вы­соты «ночные демоны» использовали куртку уваппари вмес­то парашюта. Для этого куртку снимали, захватывали рука­ми концы рукавов и растягивали на максимальную ширину, среднюю часть подола зажимали в зубах, а руки поднимали вверх и в стороны. Уваппари надувалась ветром как парус и значительно ослабляла удар о землю в момент приземления.

Если же времени, чтобы скинуть куртку, у ниндзя не было, он просто захватывал руками углы подола, макси­мально разводил их в стороны и поднимал высоко над го­ловой, так что у него над плечами вырастал небольшой тре­угольный парус, который, тем не менее, значительно снижал риск получения травмы при прыжке с большой высоты.

Условия Работы Ниндзя Предъявляли Жесткие Требова&Shy;Ния К Специальному Костюму Который Позволял Бы Шпи&Shy;Ону «Растворяться Во Тьме» Не Сковывал Движений И Был Приспособлен Для Переноски Всех Необходимых Инстру&Shy;Ментов И Приспособлений

Условия работы ниндзя предъявляли жесткие требова­ния к специальному костюму, который позволял бы шпи­ону «растворяться во тьме», не сковывал движений и был приспособлен для переноски всех необходимых инстру­ментов и приспособлений. Дошедшие до наших дней об­разцы синоби-сёдзоку (или синоби-но фукусо) демонст­рируют весьма удачное решение этих задач (рис. 1).

СИНОБИ-СЁДЗОКУ- «МАСКИРОВОЧНЫЙ КОСТЮМ СИНОБИ»

Маскировочный костюм синоби-сёдзоку состоял из кур­тки (уваги) с поясом (додзимэ), специальных брюк (ига- бакама), маски (дзукин), скрывающей лицо, ручных на­кладок-перчаток (тэкко), ножных обмоток (кяхан, или асимаки), мягких тапочек-носков с особым отделением для большого пальца (таби), сандалий (варадзи) и верхней куртки (уваппари).

Брюки-хакама ниндзя отчасти походили на современ­ные брюки для верховой езды: широкие вверху, они име­ли зауженную голень. Сделано это было для того, чтобы при ходьбе штанины не цеплялись за кусты, и чтобы их можно было использовать вместе с доспехами гусоку.

Разновидность хакама, которую использовали ниндзя из кланов Ига и Кога, издревле называлась ига-бакама — «хакама из Ига». Изначально такие брюки, внешне напо­минающие японские женские рабочие шаровары-момпэ, надевали крестьяне из Ига и Кога для работы на полях. Штанины ига-бакама (в отличие от некоторых других ви­дов хакама) были отдельными друг от друга и сшивались вместе лишь в верхней части таким образом, чтобы правая штанина была глубоко запахнута за левую. При этом в паховой области оставалась дыра, но правильный запах штанин позволял ниндзя садиться «в шпагат» без выстав­ления нижнего белья на всеобщее обозрение. Такая конст­рукция брюк позволяла ниндзя справлять нужду, не сни­мая брюк, а только немного распустив шнурок, связывавший накладывающиеся друг на друга части.

Спинка брюк кроилась более длинной, чем передняя часть. Поэтому даже при глубоком наклоне вперед лазут­чик не чувствовал никакого неудобства. Как и во всех настоящих хакама, сзади у ига-бакама имеется дощечка, накладывающаяся на спину. С внутренней стороны за ней в «шпионском» варианте делался длинный узкий потай­ной кармашек.

Верхнее кимоно ниндзя — уваги (японцы обычно носи­ли по несколько кимоно, но на нижнем нательном кимо­но мы не останавливаемся, так как в нем ничего «шпионс­кого» нет) представляло собой модель ханкирэ — «полураз­резное». Оно было относительно коротким, длиной от затылочной части воротника до подола около 80 см. Рукава уваги делались довольно широкими. В нижней их части, также как и в популярной модели вер-хнего кимоно пери­ода Гэнроку (1688—1704; время наивысшего культурного расцвета при сёгунах Токугава), делались объемные карма­ны. Чтобы широкие рукава не мешали при ходьбе по кус­тарникам, их подворачивали, а устье рукава стягивали шнурами (согласно Нава Юмио, к каждому рукаву крепи­лось по четыре шнурка).

В уваги традиционно делали пять потайных кармашков. Два длинных узких кармашка пришивали с тыльной сторо­ны обоих отворотов. По традиции, карман с правой сторо­ны был глубоким, а с левой — мелким. В правый карман ниндзя засовывали полотенце сандзяку-тэнугуи, а в ле­вый — пилу ко-сикоро, которую можно было использовать для перепиливания тюремных решеток, перерезания пут или как кинжал в рукопашной схватке.

Большой потайной карман пришивался по диагонали с левой стороны, против сердца. В него помещали медное зеркало. Оно защищало сердце от укола мечом или копь­ем. Кроме того, зеркалом можно было пускать солнечные зайчики и ослеплять противника, наблюдать за его дей­ствиями находясь к нему спиной и т.д.

Еще два больших потайных кармана находятся снаружи на спине чуть выше ягодиц. Так как одежда в этом месте никак не сковывала движения, карманы делали очень боль­шими, мешкообразными. При носке данное место закрыто брюками хакама, и добраться до этих карманов, не снимая брюк, можно, только просунув руку в разрез между ногами.

Ниндзя надевали куртку уваги, поверх нее натягивали брюки-хакама и скрепляли всю конструкцию кушаком додзимэ. Додзимэ был довольно длинным, он позволял охватить туловище дважды и завязывался на животе. Но главной особенностью «шпионского» кушака было то, что

СИНОБИ-СЁДЗОКУ- «МАСКИРОВОЧНЫЙ КОСТЮМ СИНОБИ»

Рис. 2. Ножные обмотки (кяхан)

внутрь него в том месте, которое приходилось на живот, в качестве сердечника обычно вставляли восьмислойную железную цепь (намбан хатидзю кусари). Она защищала пояс от перерезания мечом, что для ниндзя имело значе­ние колоссальное. А то хорош был бы «демон», которому удирать надо, а у него брюки спадают!

Тэкко — ручные накладки, прикрывавшие тыльную сто­рону руки, — и кяхан (рис. 2) — ножные обмотки — снизу и сверху стягивались шнурками. И в тэкко, и в кяхан делали длинные узкие кармашки, в которые можно было спрятать бодзё-сюрикэн или пилу ко-сикоро. Помимо своего прямого оружейного назначения, эти пруты и пластины из стали вы­сочайшего качества защищали ноги и руки от порезов мечом.

Костюм ниндзя дополняли традиционные японские нос­ки-тапочки таби q отделенным большим пальцем (рис. 3).

Некоторые авторы представляют их каким-то особым «нин- дзевским» изобретением, но это — совершенная ерунда, так как таби — часть повседневной одежды всех японцев от мала до велика. Однако «шпионские» таби имели некото­рые отличия. Так, на них не было застежек, присущих обычным образцам. В варианте ниндзя их заменяли шнур­ки, затягивавшиеся на лодыжках. Шпионские таби имели

СИНОБИ-СЁДЗОКУ- «МАСКИРОВОЧНЫЙ КОСТЮМ СИНОБИ»

Рис. 3. Таби — носки с раздвоенным мыском

толстую кожаную подошву с прослойкой шелковой ваты, гасившей звук шагов и обеспечивавшей нужное сцепле­ние при карабкании по стене, и стеганый подъем с тонкой прослойкой такой же ваты.

Синоби-варадзи (рис. 4) — походные сандалии нинд­зя — также отличались от обычных. Их плели не из соло­мы, а из хлопчатобумажной нити или бычьей кожи, что делало их чрезвычайно прочными. Для еще большего по­вышения прочности, а также на тот случай, если ниндзя вдруг наступит на «каштан» или оступится в волчью яму, в подошву вплетали конские либо женские волосы, а так­же укрепляли ее корой дерева мокугэ. Для этого кору сна­чала вымачивали в воде, потом расплющивали деревянным молоточком, пропитывали жиром черепахи и небольшими кусочками подшивали к подошве. В результате даже меч или копье не могли ее проткнуть.

Интересно, что похожие по конструкции варадзи вплоть до второй мировой войны имели широкое хождение на территории бывшего княжества Огаки Тода, только там вместо коры к подошве, подобно чешуе, пришивали ме­таллические пластиночки. Назывались они «канэ-но ва­радзи» — «железные варадзи».

СИНОБИ-СЁДЗОКУ- «МАСКИРОВОЧНЫЙ КОСТЮМ СИНОБИ»

Рис. 4. Соломенные сандалии варадзи

Обычные соломенные варадзи сидят на ноге неплотно и то и дело ездят взад-вперед. Если в повседневной жизни на это почти не обращают внимание, то во время далекого путешествия на своих двоих человеку очень быстро рас­крывается истинное значение такого «пустячка»: слишком сильно у горе-путешественника болят ноги. Для предотв­ращения болтанки сандалий, ниндзя пришивали к пяткам своих «носков» таби по два тоненьких металлических изог­нутых зубчика, впивавшихся в подошву обуви и называв­шихся варадзи-симэгу — «держатели варадзи» (рис. 5).

Чтобы не скользить в варадзи по льду (а кожаные си- ноби-варадзи отнюдь не способствовали устойчивости в этих условиях), ниндзя использовали специальные при­способления, называвшиеся «субэри-домэ». Субэри-домэ представляли собой металлические пластины шириной око­ло 1 см с несколькими шипами, привязывавшиеся попе­рек подошвы и обеспечивавшие надежное сцепление с по­верхностью. Впрочем, ничего особенно специфического в этом приспособлении нет. Аналогичными штуками пользу­ются все, кому нужно прочно стоять на скользкой повер­хности: альпинисты и футболисты, легкоатлеты и просто рядовые граждане, не питающие пристрастия к акробати­ческим трюкам в гололед.

СИНОБИ-СЁДЗОКУ- «МАСКИРОВОЧНЫЙ КОСТЮМ СИНОБИ»

Рис. 5. Варадзи-симэгу — «держатели варадзи»

Свои лица ниндзя скрывали под тряпичной маской дзу- кин (рис. 6). Об ее конструкции единого мнения нет. Так, Нава Юмио утверждает, что это была просто длинная — до 180 см — узкая — около 24 см — полоса ткани. Ее мож­но было использовать не только как маску, но и как ве­ревку для подтягивания товарища на стену, связывания пленника, как жгут для перевязки конечности выше раны, в качестве респиратора в дымных помещениях, как фильтр для очистки воды и т.д. В качестве маски ленту использо­вали следующим образом: накладывали серединой на ма­кушку, связывали вместе концы под подбородком, заво­рачивали их в сторону затылка, закрывали лицевую часть и связывали концы на затылке. В результате открытыми оставались лишь глаза. Все остальные детали были надеж­но скрыты под тряпкой. Иногда под дзукин прятали тон­кий кинжал.

Однако и в музее нин-дзюцу школы Ига-рю в Ига Уэно, и в музее нин-дзюцу школы Кога-рю в г. Конан пред-

Рис, 6. Башлыки носили отнюдь не только ниндзя. Их использовали

вместо шапок в холода или, когда человек хотел сохранить свою анонимность (гравюра, изображающая актера Накамура Гандзиро в роли Камия Дзихэя в пьесе «Двойное убийство в Амидзима»

ставлены различные варианты капюшонов. Простейший вариант капюшона представлял собой колпак из плотной ткани, затягивавшийся на шее шнуром или тесемкой. В музее ниндзя в г. Конан можно увидеть также образец колпака с пришитым прямоугольником из ткани, пред­назначенным специально для лучшего сокрытия лица ла­зутчика (рис. 7).

Во время тайного проникновения во вражеский замок ниндзя поверх своего костюма синоби-сёдзоку надевал одну или две накидки уваппари, похожих на парадную

накидку самураев хаори, или куртку хаори с кармашками в нижних частях рукавов. Именно эти предметы одежды можно быстро надевать и снимать, что было очень важно для шпиона. В случае обнаружения лазутчик мог момен-

СИНОБИ-СЁДЗОКУ- «МАСКИРОВОЧНЫЙ КОСТЮМ СИНОБИ»

Рис. 7. Лицевые маски (дзукин) в форме капюшона (рисунок по фотографии, сделанной в музее «Ниндзя-ясики», г. Конан, Япония)

тально выскользнуть из кольца стражников, сбросив вер­хнюю куртку или моментально соорудив «двойника» для приманки и отвлечения преследователей (уловка амэтори- но дзюцу).

Некоторые образцы верхней одежды ниндзя имели очень длинные рукавные карманы-тамото — до 3 метров! В этом случае к внешней стороне левого отворота пришивался шнурок, которым подвязывали карман-тамото, когда им не пользовались.

Снаружи и с изнанки верхняя одежда имела разные цвета. С наружной стороны все элементы маскировочного костюма и снаряжения ниндзя: куртка и брюки, лицевая маска дзу­кин, полотенце сандзяку-тэнугуи, кошка кагинава и т.д. ок­рашивались в желтовато-коричневый цвет разных оттенков. Японские авторы называют с десяток разных цветов, но для всех них в русском языке нет эквивалента. Впрочем, речь идет о цветах, представляющих собой различные оттенки крас­новато-коричневого, пепельного или темно-серого цвета. Ко­стюмы именно таких цветов позволяли «воинам ночи» совер­шенно растворяться в ночной мгле. Черный же цвет, который сплошь и рядом используют «ниндзя» в популярных боеви­ках, средневековых «невидимок» привлекал мало, так как аб­солютно черный костюм резко выделяется в ночной мгле.

С изнанки костюмы красили в желтый, голубой или белый цвет.

Очевидно, что цвет наружной стороны и изнанки опреде­лялся конкретной ситуацией. Например, летней ночью сле­довало орудовать в костюме цвета хурмы, а зимой на снегу, на фоне стены или ограды, выкрашенной в белый цвет, на белом песке или гальке — в синоби-сёдзоку белого цвета.

Все одеяние ниндзя было мешковатым. Сглаживая кон­туры тела, оно помогало шпиону «раствориться» в сумра­ке замковых переходов и проскользнуть под самым носом охранника.

Несколько слов нужно сказать о нижнем белье ниндзя, которое, строго говоря, к синоби-сёдзоку отнести нельзя. Как и все японцы, ниндзя носили набедренную повязку симооби (фундоси), заменявшую трусы. Как правило, ис­пользовался такой вариант симооби как эттю — набедрен­ная повязка со специальными тесемками (рис. 8). Как и у всех японских военных, она была белого цвета и изготав­ливалась из хлопчатобумажной ткани. Симооби имела дли­ну около 170 см и ширину около 30 см. К обоим концам повязки пришивались тесемки. Один конец повязки заги­бали и подшивали таким образом, чтобы в образовавшуюся петельку можно было пропустить тонкую тесемку длиной около 1 м, которую обвязывали вокруг шеи. К другому кон­цу накрепко пришивалась более широкая тесемка длиной около 140 см, затягивавшаяся на поясе. Шейная тесемка имела ширину около 1 см, а поясная — около 1,5 см.

Надевали такую набедренную повязку следующим об­разом. Сначала шейную тесемку завязывали вокруг шеи так, чтобы узел оказался сзади, а сама полоса ткани спус­тилась вниз. Повязку пропускали между ног, загибали вверх, чтобы прикрыть ягодицы, и завязывали пришитую поперек ткани тесемку на животе.

Иногда ниндзя использовали симооби без шейной те­семки. Тогда ее делали на 60 см длиннее и разрезали этот кусок на две тесемки, которые обвивали шею и завязыва­

СИНОБИ-СЁДЗОКУ- «МАСКИРОВОЧНЫЙ КОСТЮМ СИНОБИ»

Рис. 8. Набедренная повязка симооби (фундоСи)

лись на задней стороне. Столь простой вариант набедрен­ной повязки (существовали и другие виды симооби), по­зволял легко справлять нужду, не снимая одежды. Кроме того, такую повязку можно одеть быстрее, чем обычную.

Полностью в костюм синоби-сёдзоку облачались следу­ющим образом. Сначала ниндзя надевал набедренную по­вязку симооби, затем обматывал живот куском отбеленной хлопчатобумажной ткани длиной около 10 метров. Надевал нательную куртку кимоно из тонкой ткани, а поверх нее разрезную куртку уваги. Натягивал брюки ига-бакама. Обу­вал «носки» таби и сандалии варадзи. Обматывал ноги об­мотками кяхан и натягивал на руки тэкко. Подворачивал рукавные карманы (тамото) куртки и стягивал их шнуром. Затягивал пояс додзимэ. Повязывал лицевую маску дзу- кин. Засовывал за пояс меч и кунай. С правого бока подве­шивал мешочек со всякой мелочью, кошку кагинава, бам­буковую трубку с «каштанами»-;шсн внутри. Раскладывал необходимые мелочи по десятку карманов, разбросанных по всей одежде. Теперь ниндзя был готов к ночной опера­ции (рис. 9).

Хотя сегодня многие считают синоби-сёдзоку характер­ным костюмом средневековых шпионов, на самом деле не все так просто. Дело в том, что в старинных наставле­ниях по нин-дзюцу мы нигде не найдем описаний сино­би-сёдзоку.

Интересно проследить эволюцию изображений ниндзя. По мнению английского историка Стивена Тёрнбулла, самые старые изображения ниндзя содержатся в книге «Ходзё годайки» («Сказание о пяти поколениях дома Ход- зё»), опубликованной в 1659 году. В ней есть несколько рисунков, показывающих раппа Фума во главе со знаме­нитым Фумой Котаро и их врагов, лазутчиков-куса Такэ- ды Кацуёри (рис. 10). Однако и те, и другие облачены от­нюдь не в специальные маскировочные костюмы, а в стандартные одеяния рядовых пехотинцев асигару. И только через сто с лишним лет в осакском издании 1802 года по­вести «Эхон тайко ки» («Иллюстрированная повесть о тай- ко [Хидэёси]») мы обнаруживаем первое изображение нин­дзя в синоби-сёдзоку (его можно найти в книге «Путь невидимых» на с. 367). Из этого можно сделать несколько выводов. Во-первых, костюмы синоби-сёдзоку использо­вали далеко не все ниндзя, а может быть только «неви­димки» из Ига и Кога. Во-вторых, существует вероятность того, что такие костюмы вообще появились лишь в сере­дине эпохи Токугава.

Рис. 9. Маскировочный костюм синоби-сёдзёку (рисунок по фотографии Фудзиты Сэйко)


СИНОБИ-СЁДЗОКУ- «МАСКИРОВОЧНЫЙ КОСТЮМ СИНОБИ»

Рис. 10. Фума Котаро наблюдает за избиением воинов Такэды (рисунок из «Ходзё годайки» издания 1659 г.)

Дорогой Читатель

Дорогой читатель! В твоих руках книга «Когти невидимок». Она является продолжением раз­говора о ниндзя и нин-дзюцу, начатого авто­ром в книге «Путь невидимых: подлинная ис­тория нин-дзюцу» (Минск, «Харвест», 1997).

Оружие (буки) и снаряжение (нинки) ниндзя составляют один из важнейших элементов куль­туры ночных воинов. Именно эти приспособле­ния делали возможным совершение многих по­ступков, казавшихся непосвященным современ­никам сверхъестественными и чудесными. Так рождались предания и легенды, из которых в мас­совом сознании складывался фантастический об­раз лазутчика, способного становиться невиди­мым, ходить по воде, летать по небу, превра­щаться в диких животных, проходить сквозь стены…

Неудивительно, что описание оружия и сна­ряжения традиционно занимает одно из главных мест в большинстве книг по нин-дзюцу. Иссле­дователи единодушно сходятся в том, что конст­рукторы ниндзя во многом опередили свое вре­мя. Действительно, в арсенале воинов ночи есть немало видов вооружения и снаряжения, кото­рые могут поразить воображение. Это и ракет­ные установки (Да-да! Автор не сошел с ума и ничего не придумывает!), и многоствольные ру­жья, и разборные лодки и многое-многое дру­гое. Огромный интерес у широкой публики вы­зывают «дома привидений» — так называемые «шпионские усадьбы» ниндзя-ясики, на протя­жении столетий служившие жилищами для «во­инов ночи».

Однако, несмотря на громадный интерес боль­шой аудитории, в западном мире до сих пор нет практически ни одной серьезной работы по воо­ружению и снаряжению ниндзя, в которой оно было бы описано по реально сохранившимся об­разцам, либо по характеристикам этих предме­тов в дошедших до наших дней старинных ис­точниках. В результате реальные исторические данные заменяются собственным вымыслом, рас­считанным на полную неосведомленность чита­теля.

В книгах псевдознатоков нин-дзюцу то и дело встречаются описания таких видов оружия как сай, тонфа и нунтяку (см., например, Гвоздев С.А., Кривоносов И.В. Ниндзя: тайны демонов ночи. Минск, «Современное слово», 1997), которые, в действительности, японскими «невидимками» никогда не использовались. Приводятся размеры оружия, не имеющие ничего общего с реальнос­тью. Например, один автор пишет, что длина лез­вия «короткого» «шпионского меча» доходила до 70 см! То и дело встречаются совершенно неле­пые интерпретации функций того или иного сна­ряжения. Так, некий «сэнсэй Джэй» (а вслед за ним В.Н. Попенко) указывает, например, что сэ- кихицу — это кусок камня, которым ниндзя вы­царапывали донесения на камнях и деревьях. Между тем, нужно лишь заглянуть в словарь японского языка, чтобы узнать, что «сэкихицу» это самый обьгчный карандашный грифель.

Некоторые авторы приписывают средневеко­вым «невидимкам» использование таких средств, которых просто не могло быть в их распоряже­нии вследствие конкретных исторических при­чин. Например, американцы Ал Вейсс и Том Филбин рассказывают в своей книге о «ночных воинах», что «смертоносный яд можно найти в листьях обычных помидоров… Поешьте их, и у вас появятся сердечные проблемы, а в конце кон­цов, наступит остановка сердца. Можно смело утверждать, что немало врагов ниндзя отправи­лось на тот свет, наевшись листьев томатов. Их можно было просто подмешать в салат, и, если жертва не знала об их смертоносном потенциа­ле, они выглядели совершенно безобидными, и человек съедал их целиком, прежде чем понимал всю опасность для своей жизни». Вполне веро­ятно, что листья помидоров могут оказывать столь разрушительное воздействие на работу сер­дца — сам автор проверкой этого факта не зани­мался. Однако родиной томатов является Аме­рика. До XX века их в стране Восходящего Солнца не выращивали. Как же, в таком случае, ниндзя могли готовить из помидоров свои смертонос­ные салаты? Кстати, овощные салаты с зеленью вообще отсутствуют в традиционной японской кухне.

На фоне всеобщего незнания, которое демон­стрируют как «специалисты», так и рядовые лю­бители, порой рождаются совершенно фантасти­ческие «учебники «нин-дзютсу» или «нин-джицу», написанные не на основе старинных трактатов самих ниндзя или наставлений, полученных от живого носителя традиции, а путем компиля­ции изданных в СССР учебников по войско­вой разведке, саперному делу, маскировке. Та­ковы знаменитые «шедевры» В.Н. Попенко, вы­зывающие гомерический хохот у всех, кто хоть немного знаком с японской традицией военно­го искусства, но, вместе с тем, пользующиеся значительным успехом у тех читателей, кото­рые бедны интеллектом.

Можно выделить три группы источников ин­формации, которыми пользовался автор при ра­боте над данной книгой.

Во-первых, это наставления, написанные са­мими ниндзя. Основную часть информации ав­тор позаимствовал из трех важнейших текстов такого рода. Это «Нинпидэн» («Секретное на­ставление по нин-дзюцу», 1560 г.), «Бансэнсю- кай» («Десять тысяч рек собираются в море», 1676 г.) и «Сёнинки» («Писание об истинном нин-дзюцу», 1681 г.). Помимо них, автор ис­пользовал ряд других старинных тексто

Вторую группу источников составляют рабо­ты современных японских историков. Среди них в первую очередь надо отметить две прекрас­ные книги. Это «Хиссё-но хэйхо. Нин-дзюцу- но кэнкю» («Всепобеждающее военное искус­ство. Исследования нин-дзюцу». Токио, 1972) Нава Юмио и «Нинпо. Соно хидэн то дзицу- рэй» («Нинпо. Его секреты и практические при­меры», Токио, 1995) Окусэ Хэйситиро,

Третьим источником информации послужили собственные наблюдения автора, сделанные во время посещения музеев нин-дзюцу в городах Ига Уэно и Конан, музеев монастыря Нэгоро- дэра, замка сёгунов Токугава в г. Киото Нидзё- дзё и ряда других в исторических местах, так или иначе связанных с историей нин-дзюцу.

Использование этих аутентичных и надеж­ных источников позволило сильно расширить поле исследования. Впервые в западной литера­туре даются точные описания десятков видов мин, бомб, зажигательных стрел, ракет, воров­ского инструмента, рецепты калорийных и жаж- доутолящих пилюль, ядов, лекарственных средств, домов ниндзя.

Иллюстрации для книги также подбирались из надежных источников, причем предпочтение от­давалось рисункам из старинных наставлений по нин-дзюцу и другим бу-дзюцу. Многие рисунки были заимствованы из авторитетной работы Са- самы Ёсихисы «Нихон будо дзитэн» («Энцикло­педия по японским будо». Токио, 1982). Часть иллюстраций основывается на фотографиях, сде­ланных автором во время посещений историчес­ких мест нин-дзюцу. Нужно также подчеркнуть специфическую квалификацию художников, зна­комых с военной историей Японии и боевыми искусствами отнюдь не понаслышке и приложив­ших весь свой опыт и знания для того, чтобы сделать иллюстрации максимально точными.

Надеюсь, что эта книга станет подарком для подлинных поклонников нин-дзюцу и всех тех, кто интересуется военной историей и боевыми искусствами Японии и Востока.

В заключение автор хотел бы высказать свою огромную признательность и благодарность всем, кто помог делом и советом в работе над этой книгой: наставнику школы Катори Синто-рю Сергею Семенчуку, кандидату исторических наук

Константину Асмолову, зарубежным коллегам: профессору Стивену Тёрнбуллу, Дону Роли, Джеф­фри Мюллеру, а также сотрудникам музея «Нинд- зя-ясики» г. Ига Уэно и музея «Кога-рю ниндзя- ясики» г. Конан за предоставленную возможность сделать фотографии различных устройств, приспо­соблений и оружия ниндзя. Отдельное слово ис­кренней благодарности хотелось бы высказать за­мечательным художникам Алексею Астафьеву и Андрею Иванову за их титанический, поистине под­вижнический бескорыстный труд.