Портал боевых искуств

  • .

Копи Невидимок

Наш Удел Быть Незаметными Мы Рыцари Ордена Не&Shy;Зримых Дел Мы Каста Призраков Стоящих Над Простыми Смертными» — Такие Слова Вкладывает В Уста Наставника Ниндзюцу Известный Советский Писатель Роман Никола&Shy;Евич Ким В Своей Повести О Ниндзя «Школа Призраков»

«Наш удел быть незаметными, мы рыцари ордена не­зримых дел, мы каста призраков, стоящих над простыми смертными», — такие слова вкладывает в уста наставника нин-дзюцу известный советский писатель Роман Никола­евич Ким в своей повести о ниндзя «Школа призраков».

Читая эти строки, мне сразу вспоминаются яды — самое коварное, невидимое оружие. Вот человек читает книгу, лю­буется закатом, нежится в солнечных лучах, пирует с друзь­ями… И вдруг он начинает трястись, падает в обморок и через несколько минут умирает. Да, яд — штука серьезная!

Ниндзя, невидимые убийцы средневековой Японии, прекрасно разбирались в ядах, знали, как и когда их сле­дует применять. Конечно, с тех пор наука шагнула далеко вперед. Но, несмотря на то, что «ночные демоны» не зна­ли изощренных синтетических ядов наших дней, их арсе­нал был не менее эффективен и устрашающ.

Ниндзя предъявляли к качествам яда множество требо­ваний. Им были нужны яды, убивающие мгновенно, и яды, умерщвляющие жертву через много дней, чтобы на шпиона не пала тень подозрения, и он имел время убрать­ся с вражеской территории. Они нуждались в ядах, против которых не было противоядий, в ядах, действие которых не было похоже на действие яда. Можно не сомневаться, что за долгие столетия поисков «ночные демоны» сумели найти и то, и другое, и третье. Вероятно, мы никогда не сможем узнать, сколько видных политических деятелей и полко­водцев было умерщвлено незримыми отравителями так, что смерть их ни у кого не вызвала подозрения.

Пробравшись В Стан Врага В Случае Крайней Усталости И Сонливости Для Взбадривания И В Качестве Противосон Ного Средства Использовали Ртуть Хотя Это И Было Чрез&Shy;Вычайно Вредно Для Здоровья

Пробравшись в стан врага, в случае крайней усталости и сонливости для взбадривания и в качестве противосон- ного средства использовали ртуть, хотя это и было чрез­вычайно вредно для здоровья. Ртуть помещали в ямку пупа и залепляли сверху бумагой. Благодаря этому, ниндзя мог действовать без сна в течение 4—5 дней. Общеизвестно, что при попадании паров ртути в желудок, они превраща­ются в яд, способный убить человека. Чтобы этого не про­изошло, секретные наставления ниндзя рекомендуют вста­вить в задний проход «косичку» из листьев лотоса длиной 12—15 см. От этого действие яда якобы прекращается.

В источниках описаны и другие противосонные препара­ты. Например, согласно одному рецепту, нужно растолочь в мельчайшую пыль серу, очищенную камфару, морковь, гвоз­дику (гвоздичного дерева), благовония, привезенные с ма­терика, бензойную смолу (росный ладан), все это смешать, потом растворить в кунжутном масле и помазать им вокруг глаз и носа. Тогда человек может эффективно работать, об­ходясь без сна в течение относительно долгого времени.

Практически все рецепты ниндзя позаимствованы из тра­диционной китайской медицины, занесенной в Японию буддийскими монахами. Считается, что свои медицинские знания «невидимки» получили от ямабуси, занимавшихся подвижничеством на священных горах Ига и Кога. Причем усвоили они их столь хорошо, что для многих семей нинд­зя фармакология стала второй, «внешней» профессией.

Военно-полевая медицина ниндзя имеет тысячелетнюю историю. За столь долгий срок прошли апробацию сотни рецептов, неэффективные средства были отметены, сдела­ны замечательные открытия в области фармакологии. В наставлениях по нин-дзюцу можно найти даже рецепты лекарств, якобы способных исцелить от рака. Реальное дей­ствие этих снадобий современными учеными на практике еще не проверялось, но все-таки, по мнению автора, эти рецепты следует включить в данную книгу, может быть, кто-нибудь найдет в них свое спасение.

1. Срезать нарост со ствола старого дерева глицинии (вистарии), растолочь его в порошок, приготовить из него отвар и пить.

2.   Сорвать плод водяного ореха (хиси), растущий на болоте, растолочь его в порошок. Принимать с водой по 5 зернышек в день.

В наставлениях по нин-дзюцу описано множество ре­цептов лекарств и способов лечения различных заболева­ний, травм, но мы вынуждены ограничиться изложением лишь самых интересных из них. Добавим, что лекарства обычно носили в специальном контейнере кусури-ирэ (яку-ирэ; рис. 230)

Рис. 230. Кусури-ирэ

В Случае Пищевого Отравления Ниндзя Советуют Следовать Правилу «Клин Клином Вышибают»

В случае пищевого отравления ниндзя советуют следовать правилу «клин клином вышибают». Так, если отравление выз­вано макрелью, для лечения нужно использовать макрель, если мясом дикого кабана — мясо кабана. При этом «лекар­ство» нужно хорошо прожарить и съесть в обугленном виде.

При Ушибе Или Вывихе Ниндзя Советовали Наложить На Больное Место Тушеные Листья Низкого Бамбукасаса Смо&Shy;Ченные Уксусом

При ушибе или вывихе ниндзя советовали наложить на больное место тушеные листья низкого бамбука-саса, смо­ченные уксусом.

Другой вариант лечения — разрубить пополам полено де­рева кивада[30], из половины приготовить отвар, смешать его с порошком измельченной второй половины полена, доба­вить уксус так, чтобы получилась жидкая кашица, и сма­зать ею травмированное место.

На Раны Полученные От Меча Или Копья Накладывали Смесь Золы Листьев Коровьего Гороха (Вигна Яп

На раны, полученные от меча или копья, накладывали смесь золы листьев коровьего гороха (вигна, яп. куросаса- гэ) и красной мари (лебеда), взятых в равном объеме.

Рану можно было также смазать кашицей из корней нарцисса.

Боль при ране от укола бамбуковым копьем утишали пластырем из гречневой муки.

При пулевых ранениях боль снимали кашицей растер­тых цветов аллиума, наложенной на рану.

При колотом ранении ступни (от наступания босой ногой на гвоздь, шип, спил бамбука) рану окуривали дымом старой одежды и всякой ветоши, окрашенной индиго. Эта процедура способствует остановке кровотечения и снимает боль.

Знание Медицины И Фармакологии В Тех Суровых Усло&Shy;Виях В Которых Приходилось Жить Ниндзя Имело Перво&Shy;Степенное Значение

Знание медицины и фармакологии в тех суровых усло­виях, в которых приходилось жить ниндзя, имело перво­степенное значение. Ранения мечом, стрелами, ножом; падения, сопровождающиеся переломами, вывихами, рас­тяжениями; ушибы, обморожения и ожоги — эти опасно­сти подстерегали лазутчика на каждом шагу. При этом не могло быть и речи о получении помощи со стороны, обра­щении к врачам. Поэтому ниндзя должен был уметь сам излечивать свои недуги, сколь бы тяжелыми они не были.