Портал боевых искуств

Русским Стиль Рукопашного Боя

Страница 4 из 41234

Представьте Каратиста Который Вы&Shy;Полняет Ката (Формальные Упражнения) Или Ведет Поединок На Скованной Льдом Реке

Представьте каратиста, который вы­полняет ката (формальные упражнения) или ведет поединок на скованной льдом реке. Те, кто знаком с этим восточным еди­ноборством, сразу поймут, что такое не­возможно — либо у босоногого, одетого в кимоно человека начнут разъезжаться но­ги, он станет поскальзываться и падать, либо ему придется одеть сапоги (можно и валенки и тулуп) и принципиально изме­нить свою технику, которая уже не будет иметь ничего общего с каратэ. Произойдет это по простой причине — в выпестован­ном в Японии стиле используются прежде всего стелющиеся вдоль земли перемеще­ния, а они возможны, когда между подо­швой ноги и опорой надежная сцепка, строго говоря высокий коэффициент тре­ния.

Впрочем, японская боевая система от этого ничуть не умаляется — на Окинаве, откуда пошло каратэ, не морозов, ни снега не бывает, и поединки на льду местных жителей мало волновали. Они, молодцы, систему под себя создавали, под свое те­лосложение, под особенности своего кли­мата, и вдвойне заслуживают уважения, что сохраняют и развивают родные тради­ции.

На протяжении многих веков жил на Руси обычай стеношного боя. В масленицу, чаще всего на замерзшей реке, сходились парни и мужики окрестных деревень и го­родков и шли стенка на стенку. Нам кулач­ное побоище может показаться бессмыс­ленной жестокостью, варварским обря­дом. Но так судить значит не знать отече­ственной истории, причин, породивших его.

Почему сходились зимой и на реке? Реки были главными дорогами лесистой, заболоченной Руси. Летом по ним проле­гал лодочный путь, зимой — санный. По замерзшим рекам и болотам передвига­лись и войска — вероятность сражения на льду была велика.

Причем исход битв решали не только дружинники (профессиональные ратники), сколько ополченцы простой люд, крестья­не, ремесленники. А так как войны шли непрерывно (редкий год на Руси удавался мирным), то каждый мужчина должен был иметь ратные навыки. Но если для дружин­ников умение владеть оружием служило основным способом зарабатывать на хлеб и они могли ежедневно развивать свое ма­стерство, то те, кто выращивал этот самый хлеб, занимался ремеслами, торговал, вы­нуждены были готовить себя к битвам меж­ду делом.

Жизнь заставила найти способ, как сде­лать мальчишку надежным воином, как под­держивать бойцовскую форму в зрелом муже, как достичь у ополченцев готовно­сти сражаться плечом к плечу по первому зову. Так возникла традиция стеношного боя. Правила по всей Руси были почти оди­наковы. Сходились стенка на стенку, каж­дая могла иметь два, три, а то и больше рядов. Бить в лицо и ниже пояса запреща­лось, лежачего не трогали — ведь свои же, русские (в отличие, от восточных едино­борств, где добивание противника симво­лическое или реальное — непременное условие). Зато в грудь и живот садили без поблажек, со всего плеча. Выигрывала та стенка, которая прорывала другую.

Кулачный стеношный бой был подго­товкой воинов, что называется, без отрыва от производства. Ополченцы стремились всегда скомпенсировать недостаток воо­ружения и профессионализма неожидан­ным использованием ситуации. Так, на зна­менитое Ледовое побоище ополченцы, со­бранные Александром Невским, не надели лат и взяли с собой багры. Знали, что в апреле лед на Чудском озере коварный, а потому тяжестей на себе надо иметь по­меньше. Баграми же удобно стаскивать тя­жело вооруженных рыцарей с лошадей. Ноги-то у животных на замерзшем озере разъезжались, они были неповоротливы, а потму ополченцы, привыкшие передви­гаться по льду (сколько на нем стеношных боев проведено!), обладали инициативой и навязывали противникам выгодную для себя дистанцию. Так их полностью и раз­громили — кого врукопашную, кого в пол­ыньи загнали.

Кстати, на Куликовском поле передо­вой полк полностью сотоял из ополченцев, и они свою задачу выполнили — выдержа­ли первый натиск. Конница Мамая хоть и смяла их, но стенку не разогнала.

В стеношном бою отрабатывались в ос­новном совместные действия, чувство лок­тя, взаимовыручка. Все подчинялось еди­ной цели — сам погибай, а товарища выру­чай. Но, помимо общей слаженности, каж­дый стеношник должен был обладать лич­ным умением. Для его приобретения суще­ствовали свои способы…

Вспомним Братья — Во Все Времена Мы Одолевали В Рукопашных Схватках Своих Вра&Shy;Гов Откуда Бы Они Не Приходили — С Запада Или Востока Севера Или Юга


Вспомним, братья — во все времена мы одолевали в рукопашных схватках своих вра­гов, откуда бы они не приходили — с Запада или Востока, Севера или Юга. И наши победы имели под собой основу — русское воинское искусство, систему народной подготовки мужчины — воина.

До нынешних дней сохранились имена мастеров-кулачников. Причем упоминают­ся среди них не только люди богатырского сложения, как, например, московский Се­мен Треща (XVIII в.), кулаком вышибавший кирпичи из печки, но и небольшого роста, худощавые, невзрачные с виду. Такими бы­ли приказной чиновник Батин и фабричный человек Соколик, однако оба "обладали выдающейся силой и притом ловкостью и изворотливостью в боях". Это обстоятель­ство особенно примечательно, ибо пока­зывает — не просто данная от природы медвежья сила определяла исход поедин­ка. Были секреты, кстати, и работа по точ­кам, и определенные типы дыхания (аналог Цигуна), и особое состояние духа (модная ныне медитация).

Московский генерал-губернатор в Оте­чественную войну 1812 года граф Ф.В.Ро­стопчин, большой знаток английского бок­са, говаривал: "Битва на кулаках — такая же наука, как и бой на рапирах". Да и зна­менитая суворовская "наука побеждать" предусматривала как важный компонент специальную под отовку солдат для веде­ния рукопашных схваток. А потому у со­временного русского стиля, того самого, которым пользовался "волкодав Таман- цев" — герой книги В.Богомолова "В авгу­сте 44-го, или Момент истины", корни глу­бокие:

Страница 4 из 41234