Портал боевых искуств

Как Явствует Из Самого Названия Этот Фитиль Не Боял&Shy;Ся Воды

Как явствует из самого названия, этот фитиль не боял­ся воды. Начинка его приготавливалась следующим обра­зом: 70 моммэ селитры вместе с мотком фитиля опускали в воду объемом в две чашечки для чайной церемонии и варили до полного выпаривания воды. Затем брали 70 мом­мэ камфары и 50 моммэ сосновой смолы и растворяли их в масле плодов камелии. Получившейся липкой жидко­стью обмазывали высушенный фитиль, а для надежности сверху накладывали еще и слой воска.Скорость горения фитилей составляла 5 с половиной метров в день.

Возможно, читатель с недоверием отнесется к приве­денным выше описаниям различных видов артиллерийс­ких орудий, ракет, бомб, мин, зажигательных стрел. Уж очень они не вяжутся с популярным образом ниндзя в черном костюме с сюрикэнами. Отчасти он будет прав. Действительно, большинство указанных здесь видов воо­ружения известны нам лишь из книг XVII—XVIII веков, о реальном использовании многих из них нет никаких упоминаний в хрониках и иных документах времен фео­дальных войн в Японии. Кроме того, использование круп­ногабаритных видов огневого вооружения «воинами ночи», учитывая специфику их работы, можно допустить лишь гипотетически.

Но, с другой стороны, использование огневых средств и примитивной артиллерии имеет на Дальнем Востоке очень долгую историю. Так, в знаменитом китайском трак­тате по военному искусству «Сунь-цзы», написанном в пятом веке до нашей эры (!), главе «Использование шпио­нов» предшествует глава «Огневое нападение».

Две эти главы соседствуют не случайно. Говоря об ус­ловиях, позволяющих применять «огневое нападение», Сунь-цзы упоминает элементы, с помощью которых про­изводится такое нападение. Сам он не говорит, что это за элементы, но комментаторы разъясняют, что очень боль­шую услугу может оказать растительность вокруг неприя­тельского лагеря, особенно во время засушливой погоды. Можно воспользоваться и ветром, когда он достаточно си­лен и дует в нужном направлении. Если нет ни того, ни другого, можно заслать в неприятельский стан лазутчи­ков-поджигателей или использовать тайных сообщников, находящихся в лагере противника. Этот последний способ считался самым надежным и был самым распространен­ным. Комментатор Цао-гун говорит коротко: «Нужно пользоваться лазутчиками». Ду Ю также ставит этот спо­соб на первое место: «Нужно пользоваться лазутчиками, а также можно устраивать поджоги, пользуясь ветром и су­хой растительностью». Таким образом, уже в Древнем Китае огневое нападение было неразрывно связано с использо­ванием лазутчиков и диверсантов.

В распоряжении древнекитайского полководца был боль­шой и разнообразный ассортимент всевозможных средств ог­невого нападения. Комментатор Сунь-цзы японец Сорай, ссы­лаясь на различные описания древнего китайского вооружения, перечисляет 144 вида орудий такого рода. Сюда входят всевоз­можные орудия для метания зажигательных снарядов, ору­дия, выбрасывающие горящую жидкость, а также облака дыма или газов. Для действий на дальнем расстоянии применяли

МИДЗУ-ХИНАВА - «ВОДНЫЙ ФИТИЛЬ»

Рис. 41. Хиядзуиу — пушка для запуска зажигательных стрел (по рисунку в «Буё бэнряку»)

«огневые пушки», «огневые стрелы», «огневые ружья», «огне­вые бомбы»; для ближнего боя — «огневые копья», «огневые ножи», «огневые дощечки», «огневые палки» (рис. 41).

К числу древнейших видов этого оружия, как уже упо­миналось выше, следует, по-видимому, отнести «огнен­ные стрелы», которые должны были вызывать пожары в расположении врага — в осажденном городе, во вражес­ком лагере и т. п. Впоследствии подобные стрелы нашли применение и в полевом бою. «Огненные стрелы» храни­лись не в колчанах, а в особых футлярах, рассчитанных на 30—35 стрел каждый. Внутри футляра имелись две гори­зонтальные перегородки с отверстиями, через которые про­пускали древки «огненных стрел». Делалось это для того, чтобы не сбить прикрепленный к древку зажигательный состав (рис. 42). Воспламеняющееся вещество прикрепля­лось к древку в трубках различной длины или помещалось в небольшой шарообразный футляр. При запуске стрелы воин поджигал фитиль, длина которого была рассчитана на горение в продолжение ее полета.

МИДЗУ-ХИНАВА - «ВОДНЫЙ ФИТИЛЬ»

МИДЗУ-ХИНАВА - «ВОДНЫЙ ФИТИЛЬ»

Рис. 42. Некоторые виды китайских «огненных стрел» и футляр для их хранения (внешний вид, внизу — вид в разрезе)

«Огневое нападение», о котором говорит Сунь Цзы, в первую очередь означало поджог, сжигание живой силы и средств врага. Поджоги производились различными спо­собами. В одних случаях формировали особые «огневые отряды», которые «с палочками в зубах» (для предотвра­щения возможности разговаривать), с завязанными язы­ками у лошадей незаметно подкрадывались к стану про­тивника. У каждого солдата за спиной была связка хвороста, за пазухой — огниво. Подобравшись к противнику, эти солдаты пускали огонь. Были и так называемые «огнен­ные разбойники», т. е. специально обученные поджигате­ли, в одиночку пробиравшиеся в лагерь противника и де- давшие там свое дело. Использовались также «огневые животные» — олени или кабаны, к головам которых при­вязывали сосуды из тыквы с зажженной моксой внутри. Чтобы огонь не гас, в таком сосуде делали четыре отвер­стия. Стадо животных загоняли на поле, где располагался противник; растительность загоралась, и стан противника оказывался окруженным огнем, который перекидывался, в конце концов, на него самого. Применялись и «огненные птицы», главным образом фазаны, к которым подвязывали скорлупки от орехов с зажженной моксой. Специальные пехотные части, снабженные «огненными арбалетами», об­стреливали позиции врага зажигательными стрелами.

В ряде случаев в военных целях использовался не толь­ко огонь как таковой, но и дым, особенно если в огонь подбрасывали вещества, усиливавшие его действие на гла­за и дыхательные органы воинов противника.

Китайская история дает множество примеров примене­ния огневых средств. Огромной популярностью огневое нападение пользовалось и в Японии, где к нему охотно прибегали японские феодалы. Об этом свидетельствуют многие эпизоды из японской военной истории. К нему часто прибегали практически все крупные военачальни­ки — Ода Нобунага, Такэда Сингэн, Уэсуги Кэнсин, То- ётоми Хидэёси, Токугава Йэясу и многие другие.

Прекрасный образец использования огневых средств дал Кусуноки Масасигэ во время героической обороны кре­пости Акасака в 1333 г. Историк Рай Санъё в своей «Внеш­ней истории Японии» рассказывает: «В третьей луне Така- токи, послав гонца, стал понуждать всех военачальников, чтобы они шли на штурм замка, вследствие чего после общего совещания военачальников было приказано мас­терам соорудить облачную лестницу (унтэй). Длиной она была в 20 дзё (60,6 м), и ее через обрыв перекинули на валы замка. Шесть тысяч самых отчаянных воинов начали караб­каться по этой лестнице, стремясь попасть в замок, но Ма- сасигэ приказал бросать на лестницу зажженные факелы и вместе с тем поливать ее маслом из ручных насосов, благо­даря чему зажег ее. Поднялся дым, заклокотало пламя, и разбойники в суете начали метаться взад и вперед. Наконец лестница перегорела посередине, и несколько тысяч чело­век, полетев в обрыв, были сожжены и погибли» (разумеет­ся, реально на лестнице было не более пяти-шести десятков воинов, но дело ведь не в численности — прим. ред.).

В завершение темы огневых средств ниндзя несколько слов о школах ка-дзюцу (искусство использования огне­вых средств) и хо-дзюцу (искусство использования огне­стрельного оружия и артиллерии).

Одной из древнейших школ хо-дзюцу, кодифицировав­ших методы применения огнестрельного оружия, исполь­зовавшиеся ниндзя из Кога, была школа Отани-рю. Ее создателем считается некий Отани Сукэдзаэмон Ёсинао из деревни Нода уезда Кога провинции Оми. Сначала он подвизался на службе у Хидзикаты Камбэя из провинции Овари, а в 1591 г. перешел к Икэде Тэрумасе, благодаря чему методы ниндзя из Кога получили распространение и в других районах Японии. Потомки Отани на протяжении десяти поколений служили наставниками хо-дзюцу в кня­жестве Кураёси.

Другой школой хо-дзюцу, вобравшей в себя традиции «невидимок» из Кога, стала Кога-рю (или Дзити-рю), ос­нованная во второй половине XVII века одним из веду­щих специалистов того периода по нин-дзюцу Кога-рю Кимурой Окуносукэ Хисаясу (умер в 18-й день 4-го ме­сяца 1723 г.). Начиная с 1672 г., Кимура состоял на службе в княжестве Бисю в качестве личного наставника по нин- дзюцу и хо-дзюцу правителя княжества Тикамацу Хико- носина Сигэнори. С его помощью была разработана школа комплексного боевого искусства Итидзэн-рю, включившая в себя также раздел нин-дзюцу (методы шпионажа Итид- зэн-рю опирались не только на традицию Кога-рю, но и на школу Ига-рю, которую Тикамацу Сигэнори изучал у Такэноситы Хэйгаку Ёримицу из провинции Микава). Письменным источником по нин-дзюцу Итидзэн-рю яв­ляется книга «Канъё дэнкай» — «Толкование наставлений по использованию шпионов»). Школа хо-дзюцу Кога-рю, основанная Кимурой, специализировалась в применении пушек.

С традицией нин-дзюцу монастыря Нэгоро были связа­ны две основные школы хо-дзюцу: Нэгоро-рю и Цуда-рю, но о них уже шла речь в книге «Путь невидимых» (с. 304). Несколько школ ка-дзюцу и хо-дзюцу связаны с именем легендарного Санады Юкимуры. Это Акаи-рю, Санада- рю и ряд других.