Портал боевых искуств

Развитие Кулачных Боев Как Самобытных Физических Упражнении И Развлечений В России

Исторические условия развития русского и других народов нашей страны, в частности постоянная борьба с врагами за независимость своей Родины, не могли не отразиться на характере физических упражнений, на играх и развлечениях.

Первые сведения о кулачных боях на Руси находим в Густинской летописи 990 г. и в летописях Нестора, датированных 1069 г. Было два вида состязаний в кулачных боях: массовые бои «стенка на стенку» и одиночные — единоборство «один на один» или «сам на сам».

Особенно популярной была форма — «стенка на стенку», где бой был массовым и представлял организованные действия. Каждая сторона старалась прорвать «стенку» противника, внести панику и смятение в его ряды и вытеснить его с боевой площадки. Отступивший противник перегруппировывался и снова шел стеной в атаку. Таким образом, бой состоял из отдельных схваток и длился до тех пор, пока одна из сторон была совершенно побеждена и отказывалась от боя.

Места для боя были традиционными; зимой обычно бились на льду реки. Первыми начинали подростки, за ними вступали взрослые — женатые и часто старики. В народе существовали неписанные правила, которые передавались из поколения в поколение. Бой проходил либо на «голых» кулаках, либо в рукавицах. Удары наносились только лицом к лицу в голову, грудь и живот. Упавшего не били, отсюда поговорка «лежачего не бьют», «лежачий в драку не ходит». Кто падал на землю, считался побежденным. Бились до первой крови, пьяных к бою не допускали. Подножки и нападения сзади запрещались. Считалось бесчестным переходить за вознаграждение или подарки к противной стороне. Нарушения правил наказывались.

В основе своей русские кулачные бои были подлинно народным видом физических состязаний, спортивной игрой, «молодецкой потехой», рожденной здоровой удалью, спортивным желанием померяться силой, по-богатырски «разойтись плечом, размахнуться рукой», лишенной злобы и вражды. Не случайно кулачные бои привлекали к себе творческое внимание многих русских писателей.

Кулачные бойцы проявляли большое искусство. Существовала поговорка «не силой бьются, а сноровкой». Кулачных бойцов, выдающихся по силе и умению, в народе называли «надежа-боец». Эти бойцы участвовали в одиночных боях, принимали также участие и в массовых — «стенка на стенку». Они пользовались большой славой и уважением.

Из уст в уста веками передавалась в народе слава о «богатырях-молодцах». Так, например, известны обладающие большой физической силой троицкие монахи Александр Пересвет и Ослябля. В летописях рассказывают, как Пересвет в единоборстве поразил татарского богатыря перед Куликовской битвой. Кулачные бои нашли отражение в художественной литературе, автобиографических очерках и воспоминаниях. Описание кулачных боев находим у М. Ю. Лермонтова, А. М. Горького, Н. В. Гоголя, Н. Г. Помяловского, Ф. В. Гладкова, Д. Н. Мамина-Сибиряка и др.

Имеются сведения, что Петр I любил организовывать кулачные бои, «дабы показать удаль русского народа». Об этом, в частности, пишет первый русский механик Андрей Нартов, обучавший царя механическому делу. При Екатерине II кулачные бои были очень популярными. Граф Г. Орлов считался отличным бойцом и не раз приглашал знаменитых силачей померяться с ним силой. Несмотря на запрет церкви, народ продолжал любить кулачные бои.

С развитием капитализма в России организаторами кулачных боев стали купцы, фабриканты. Они часто делали заклады или держали пари, напуская друг на друга бойцов, подобно петухов, разжигая и озлобляя своих «подопечных». Г. И. Успенский в рассказе «Бойцы» подробно описывает кулачный бой в губернском городе. Здесь боем руководят меценаты, «покровители», спаивающие бойцов, чтобы «скорее дошел». А потом — крики женщин, волокущих своих пьяных окровавленных мужей домой.

Часто кулачные бои использовались представителями эксплуататорских классов с целью отрыва масс от революционной борьбы, разжигания национальной вражды. Незлобивые, гуманные по своим правилам народные состязания на кулаках под тлетворным влиянием царских погромщиков стали перерождаться в кулачные расправы.